19 июля 2019 г.

Гуляем!!!

20-минутная прогулка снижает риск сосудистых нарушений у людей с предиабетом

Выходя на прогулку всего на 20 минут в день, люди с предиабетом, при котором усугубляется склонность к сосудистым нарушениям, добиваются снижения риска возникновения сердечного приступа или инсульта, показало исследование.

20-минутная прогулка снижает риск сосудистых нарушений у людей с предиабетомСостояние предиабета является «скрытым диабетом», для которого характерно нарушение усвоения глюкозы, проявляющееся повышением уровня глюкозы в крови либо после еды, либо натощак, но не достигающего показателей явного диабета. Предиабет фактически является предшественником явного сахарного диабета и для него типично поражение крупных, магистральных сосудов, в том числе сердца. При этом, если человек с предиабетом курит, угроза для сосудов значительно увеличивается, поскольку на фоне нарушения обмена глюкозы отрицательное влияние никотина усиливается.

В результате исследования, проводившегося учеными из Лестерского университета (Великобритания), было установлено, что прогулки пешком усиливают защиту людей с нарушением толерантности к глюкозе, свойственной состоянию предиабета, от грозящих им сосудистых нарушений – инфарктов и инсультов.

Участники проекта страдали от предиабета и имели излишки веса. Для них учеными была составлена программа изменения образа жизни, предусматривавшая физическую активность на уровне минимум 150 минут в неделю. Исследователи использовали шагомеры. Они фиксировали пешую активность людей, сравнивая ее показатели в разные периоды жизни – до начала эксперимента, при его проведении, а также спустя 12 месяцев после финала. Оказалось, что для выполнения норматива в 150 минут физический активности (чуть больше 20 минут в день) добровольцы начали больше двигаться, в частности, многие из них стали гулять пешком. Специалисты обнаружили: каждые 2 000 дополнительных шагов в день, которые люди начали делать после начала исследования, на 10% снижали риск сердечно-сосудистых заболеваний.

А утопших сколько!!!

Дерматологи не рекомендуют выпивать на пляже

Если человек употребил спиртное и оказался на солнце, у него повышается риск развития меланомы (рака кожи). Ученые объясняют это так: с одной стороны, из-за алкоголя люди забывают о защите (не наносят солнцезащитные средства, засыпают под прямыми лучами). С другой стороны, спиртное сокращает безопасное время на солнце - ожог проявляется быстрее обычного. 

Дерматологи не рекомендуют выпивать на пляжеСпециалисты замерили концентрацию каротиноидов в организме добровольцев. Каротиноиды - это желтые, оранжевые и красные пигменты, которые вырабатываются растениями. Когда мы потребляем каротиноиды из фруктов и овощей, эти пигменты производят антиоксидантный эффект, защищая от УФ-повреждений. И, оказалось, после распития спиртного уровень каротиноидов ниже.

Ранее было уже доказано, что у регулярно употребляющих алкоголь снижена концентрация бета-каротина. По мнению экспертов, спиртное запускает цепную реакцию, которая в итоге делает кожу особо чувствительной к УФ-излучению. Но конкретный механизм пока исследователям не известен.

Природа очищает духовно.

Вид растительности из окна уменьшает тягу к вредным привычкам

Возможность видеть природные ландшафты и растительность в окнах дома позволяет уменьшать тягу к алкоголю, курению и вредной пище, заявили ученые. 

Вид растительности из окна уменьшает тягу к вредным привычкамО том, какую пользу человеческому здоровью приносит вид растительности в окне жилища, сообщили ученые из Университета Плимута (Великобритания). Результаты их работы опубликовал журнал Health and Place. Как пишет издание, авторы первыми изучили связь между естественной средой, вредными привычками и психологическим благополучием человека.

В рамках исследования ученые оценивали количество зеленых насаждений в кварталах, где жили участники, а также наличие зеленой растительности в окнах их домов и личных сада или огорода.

«Мы установили, что наличие собственного сада или огорода, как и зеленых видов из окна, существенно снижают тягу к вредным привычкам - курению, алкоголю и употреблению нездоровых продуктов питания. При этом желание употреблять что-нибудь вредное у людей снижалось вне зависимости от уровня их физической активности», - заявила руководитель исследования Лин Мартин.

Апеллируя к этим данным, ученые призвали к как можно более активному развития зеленых зон в городах и поселках.
Источник: https://www.medikforum.ru 

Терпение, господа! Дочитайте, кому за 50....подумайте.

Остеопороз – компонент сердечно-сосудистого континуума

А. Л. Верткин, доктор медицинских наук, профессор
А. В. Наумов, доктор медицинских наук
Е. И. Горулева, кандидат медицинских наук
Е. В. Адонина, кандидат медицинских наук
А. С. Скотников, кандидат медицинских наук
С. Р. Шакирова
Д. М. Заиченко
Н. Н. Владимирова

МГМСУ, Москва
Остеопороз — одно из «молодых» заболеваний в современной клинической практике. Однако «молодое» заболевание означает только то, что задумываться о наличии данной болезни у пациентов мы стали лишь последнее десятилетие. Однако в медицинской литературе начала и середины XX века мы встречаем термин «вдовий горб», который предполагает формирование кифосколиотической деформации грудного отдела позвоночника у пожилых женщин вследствие компрессионных переломов. Изучение этой проблемы стартовало в XIX веке, когда Charcot и Vulpian дали описание этой болезни, а Alwens W. в учебнике внутренней медицины представил клиническую картину сенильного остеопороза. Более 120 лет ученые и эксперты занимаются проблемой инволютивных и метаболических изменений в костной ткани, однако масштабы эпидемии данного заболевания нарастают в геометрической прогрессии. В начале второго десятилетия XXI века синонимом слова «болезнь» практически абсолютно становятся именно кардиоваскулярные болезни, распространенность которых в зависимости от возраста варьирует от 40% до 95%. В России из-за болезней системы кровообращения ежегодно умирает около 1,3 млн человек (56% всех случаев смерти), причем из болезней сердечно-сосудистой системы на долю ишемической болезни сердца (ИБС) приходится 47%, а цереброваскулярных заболеваний — 38%. Несомненно, что первостепенное значение в развитии и прогрессировании кардиоваскулярной патологии занимают артериальная гипертензия (АГ), ожирение и другие значимые риски.
Исследования второй половины ХХ века выдвинули концепцию «факторов риска». Факторы риска являются универсальными для таких заболеваний, как ИБС, цереброваскулярные заболевания, гипертоническая болезнь, хроническая сердечная недостаточность (ХСН). Убедительно доказана связь указанных заболеваний с гиперхолестеринемией или увеличением доли липопротеинов низкой плотности (ЛПНП), низким содержанием липопротеинов высокой плотности (ЛПВП), курением и сахарным диабетом, а также избыточным содержанием триглицеридов (ТГ), гомоцистеина, С-реактивного белка. Известно, что у лиц, длительно страдающих АГ, с гораздо большей частотой развиваются инфаркт миокарда (ИМ), инсульт, изменения сосудов глазного дна, ХСН и почечная недостаточность. Эта закономерность хорошо демонстрируется предложенной в 1991 г. Dzau и Braunwald схемой «сердечно-сосудистого континуума», представляющего собой цепь связанных между собой событий, начиная от факторов риска и заканчивая развитием тяжелой ХСН. Эта цепь может быть прервана на любом этапе развитием ИМ, инсульта, внезапной смертью. Но, с нашей точки зрения, одним из компонентов указанного сердечно-сосудистого континуума должен являться остеопороз, в первую очередь, по причине тесной патогенетической взаимосвязи с развитием сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). При этом стоит выделить три направления патогенетической взаимосвязи потери минеральной плотности костной ткани (МПК) и кардиоваскулярной патологии:
  • ССЗ и компоненты костного обмена;
  • ССЗ и дефицит кальция;
  • ССЗ и дефицит витамина D3.

ССЗ и компоненты костного обмена

По данным зарубежных публикаций у пациентов, перенесших остеопоретический перелом шейки бедра, в 70% имеется патология сердечно-сосудистой системы [1]. В нашей клинике таких пациентов было более 80%, при том, что ни один из них не знал о своем заболевании ранее и, соответственно, лечение и профилактику остеопороза не проходил [2]. Аналогичные данные приводит И. В. Буданова и соавт. (2005). Кардиоваскулярная патология ассоциирована с дефицитом оксида азота, роль которого не вызывает сомнений в патогенезе данных заболеваний, а развитие остеопороза связано с снижением синтеза и дифференцировки остеобластов [3–6]. Следует подчеркнуть, что ряд авторов относят потерю МПК к категории предикторов ССЗ, а именно поражений коронарных артерий [7] (рис. 1).
Это объясняется определенным сходством патогенеза ОП и атеросклероза, при которых поврежденные моноцитарные клетки в одном случае дифференцируются в сосудистой стенке в макрофагоподобные «пенистые» клетки, в другом — в остеокласты. Помимо этого костная и сосудистая ткани имеют ряд других общих морфологических и молекулярных свойств. Сосудистый кальцификат представлен теми же элементами, что и костная ткань: солями кальция, фосфатами, связанными с гидроксиапатитом, остеопонтином, костным морфогенным белком, матриксным Gla-белком, коллагеном типа I, остеонектином, остеокальцином и др. [8, 9].
Более того, стенка артерии, пораженной атеросклерозом, состоит из предшественников остеобластов, которые обладают способностью синтезировать минеральные компоненты, характерные для костной ткани. Особое значение имеет тот факт, что окисленные ЛПНП, принимающие участие в развитии атеросклеротического поражения сосудов [10], стимулируют минерализацию, опосредованную как костными остеобластами, так и остеобластоподобными клетками, изолированными из сосудистой стенки.
В ряде исследований отмечена общность патогенеза артериальной гипертензии и остеопороза. В частности, активность ренин-ангиотензиновой системы (РАС), с одной стороны, за счет влияния на локальный кровоток и кровоснабжение костей вызывает вазоконстрикцию микроциркуляторного русла, а с другой — оказывает непосредственное влияние на выработку ангиотензина ІІ. Последний является фактором роста, непосредственно стимулирующим пролиферацию остеокластов и увеличивающим уровень эндотелина-1, содержание которого при активации РАС увеличивается не только в эндотелии, но и в остеокластах [11]. Эти данные подтверждаются в клинике остеопротективным действием ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) [12]. Эти препараты, подавляя активность ангиотензина ІІ, способствуют меньшей резорбции остеокластов костной ткани, снижая ее потери МПК [13].

ССЗ и дефицит кальция

Метаанализ результатов многочисленных проспективных контролируемых исследований показал, что потеря костной массы у лиц, получавших адекватное количество кальция, существенно ниже 1% в год, в то время как у лиц, не получавших кальций, она превышает 1% (р < 0,001). Достаточное потребление кальция — необходимое условие снижения риска остеопоретических переломов костей скелета, особенно в процессе старения организма. Тенденция к увеличению риска переломов при дефиците кальция сохраняется и после исключения потенциального влияния других факторов, способствующих развитию остеопороза (курение, прием алкоголя, физическая активность, масса тела и др.). В последние годы внимание исследователей обращено к изучению роли нарушений кальциевого гомеостаза в развитии не только остеопороза, но и других заболеваний, характерных для пожилого и старческого возраста, таких как атеросклероз, ИБС, гипертоническая болезнь, нарушение мозгового кровообращения, дегенеративные заболевания позвоночника (остеохондроз и спондилез) и суставов — остеоартроз. Эти заболевания, которые вместе с остеопорозом являются наиболее распространенными у пожилых людей, некоторыми авторами предложено определять как «кальций-дефицитные» болезни человека. Также известна роль кальция в ряде физиологических процессов, в т. ч. в сердечно-сосудистой и эндокринной системах (табл. 1).
Следовательно, дефицит кальция может играть одну из ключевых ролей в патогенезе кардиоваскулярной патологии, в первую очередь, с позиции дефицита электрической активности сердца и дисбаланса сосудистого тонуса. В то же время снижение синтеза инсулина, вследствие дефицита кальция, может быть дополнительным фактором развития и более неблагоприятного течения инсулинорезистентности.

ССЗ и дефицит витамина D3

Витамин D и его активные метаболиты являются структурными единицами гормональной системы, регулирующей фосфорно-кальциевый обмен. В организме путем сложных превращений в печени и почках холекальциферол преобразуется в более активные метаболиты, способные регулировать всасывание солей кальция и фосфора в тонком кишечнике, реабсорбцию в почках и отложение их в костях. Известно, что многокомпонентную регуляцию фосфорно-кальциевого гомеостаза в основном осуществляют паратгормон, витамин D и кальцитонин. При нарушениях гомеостаза кальция и фосфора действие перечисленных веществ на клетки-мишени различных органов (костный мозг, желудочно-кишечный тракт, печень, почки) способствует быстрому восстановлению оптимального уровня кальция вне и внутри клеток организма.
Все компоненты метаболизма витамина D, а также тканевые ядерные рецепторы к 1 альфа,25-дигидроксивитамин D3 (D-гормону), получившие название рецепторов к витамину D (РВD), объединяют в эндокринную систему витамина D, функции которой состоят в способности генерировать биологические реакции более чем в 40 тканях-мишенях за счет регуляции РВD’ми транскрипции генов (геномный механизм) и быстрых внегеномных реакций, осуществляемых при взаимодействии с РВD, локализованными на поверхности ряда клеток. За счет геномных и внегеномных механизмов D-эндокринная система осуществляет реакции поддержания минерального гомеостаза (прежде всего в рамках кальций-фосфорного обмена), концентрации электролитов и обмена энергии. Кроме того, она принимает участие в поддержании адекватной минеральной плотности костей, метаболизме липидов, регуляции уровня АД, росте волос, стимуляции дифференцировки клеток, ингибировании клеточной пролиферации, реализации иммунологических реакций (иммунодепрессивное действие).
Значительное количество исследований зарубежных авторов показывает взаимосвязь дефицита витамина D3 с заболеваниями, непосредственно не связанными с костной тканью. Несомненна связь дефицита витамина D3 с ССЗ и АГ. Снижение концентрации витамина D связано с увеличенным риском метаболического синдрома, включая АГ. Нормализация уровня витамина D может снижать систолическое артериальное давление и таким образом уменьшить риск ССЗ. Также в исследованиях продемонстрировано, что коррекция дефицита витамина D3 предотвращает дальнейшую гипертрофию кардиомиоцитов у больных с АГ (Park et al., 1999).
Поскольку дефицит витамина D влияет на кардиотонические свойства и сосудистую модернизацию, АГ, возможно, увеличивает отрицательные воздействия дефицита витамина D на сердечно-сосудистую систему. Кроме того, экспериментальные и клинические данные предполагают, что дефицит витамина D непосредственно вызывает развитие АГ. Экспериментальные исследования указывают, что витамин D участвует в регулировании активации ренина и образовании ангиотензина, непосредственно подавляя чрезмерную экспрессию ренина.
Для определения распространенности остеопороза у больных с ССЗ нами было выполнено исследование. Были выделены две группы пациентов. В I группу было включено 396 пациентов, в том числе 342 с АГ и 54 с ИБС. Среди них было 346 женщин (87,4%) и 50 мужчин (12,6%) в возрасте 61,6 ± 9,4 года (табл. 2). В исследование не включались больные с нарушениями ритма сердца, ХСН 3–4 ФК (по NYHA), острыми формами ИБС и нарушениями мозгового кровообращения.
Во II группу (контрольную) было включено 194 (154 женщины и 40 мужчин) пациента без соматической патологии, средний возраст которых составил 58,6 ± 4,3 года. Пациенты всех групп были сопоставимы по возрасту (однако в группе контроля пациенты были несколько моложе), половому составу и ИМТ. Пациентам с АГ было проведено суточное мониторирование АД (СМАД) до и после 12 месяцев лечения с помощью прибора ТМ-2421 (AND, Япония) по стандартной методике с измерением АД в дневное и ночное время с интервалом 15 и 30 минут соответственно. Определялись средние значения САД, ДАД и пульсовое артериальное давление (ПАД) (за сутки, дневные и ночные часы); индексы времени (ИВ) САД и ДАД — процент измерений АД, превышающего пороговое значение — 140/90 мм рт. ст. днем и 120/80 мм рт. ст. ночью (за сутки, дневные и ночные часы); вариабельность (В) САД и ДАД (за сутки, дневные и ночные часы); степень ночного снижения (СНС) САД и ДАД; величина утреннего подъема (ВУП) САД и ДАД — по разнице между максимальным и минимальным АД в период с 4 до 10 ч. Анализировались данные, включающие в себя не менее 86% эффективных измерений. С учетом результатов СМАД были оценены и суточные кривые (профили) АД, что позволило определить у больных типы СПАД — dippers, over-dippers, non-dippers и night-peakers. В результате оказалось, что из 97 пациентов с типом СПАД dippers было 65 человек (67,0%), non-dippers — 19 (19,6%), оver-dippers — 4 (4,1%), night-peakers — 9 (9,3%). Пациентам с ИБС было проведено холтеровское мониторирование ЭКГ с использованием программно-аппаратного комплекса Schiller Microvit MT 100 (Швейцария). Исследование осуществлялось по стандартной методике с непрерывной записью трех отведений в течение 24 часов. Из 54 пациентов с ИБС у 20 (37,1%) были выявлены ишемические изменения, в том числе у 17 (85,0%) — сопровождающиеся стенокардией. По данным ЭхоКГ, проведенного с использованием ультразвуковой диагностической системы ACUSON Sequoia 512 (США) из 54 пациентов с ИБС у 40 (74,1%) были выявлены зоны гипо- и акинеза. Гипертрофия миокарда левого желудочка была диагностирована у 72 (74,2%) из 97 пациентов с АГ. Изучение липидного профиля проведено у 590 пациентов с оценкой показателей общего холестерина, ТГ, ЛПНП, ЛПВП. Исследование выполнено на автоматических биохимических анализаторах MARS (Infopia, Ю. Корея) и Express plus (Bayer, Германия), с использованием коммерческих реактивов HUMAN и Diasys (Германия), а также CORMAY (Польша). Нормальные значения содержания липидов в плазме крови определены в Европейских рекомендациях по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний III пересмотра (2003 г.) В соответствии с ними гиперхолестеринемия была выявлена у 21 (5,3%) пациента. Помимо этого у всех оценивался уровень болевого синдрома в спине по визуально-аналоговой шкале (ВАШ), где пациент самостоятельно отмечал уровень интенсивности болевого синдрома в интервале от 0 до 100. У пациентов обеих групп анализировалась встречаемость факторов риска остеопороза по международному минутному тесту.
Факторы риска остеопороза достаточно часто встречались у пациентов обеих групп. В I группе (больные с ССЗ) у 343 пациентов (86,6%) выявлены факторы риска, в группе контроля — у 157 (81,4%). При этом примерно с одинаковой частотой встречались дефицит половых гормонов, злоупотребление алкоголем, длительный прием кортикостероидных гормонов, наличие переломов у кровных родственников, поносы. В то же время такие факторы риска, как перенесенные атравматические переломы и снижение роста более чем на 3 см чаще диагностированы у пациентов I группы. Так, перенесенные атравматические переломы диагностированы у 22,3% пациентов I группы и у 8,8% во II группе (р < 0,05), а снижение роста более чем на 3 см в 38,3% и в 22,7% соответственно (р < 0,05).
У 285 (72%) пациентов I группы наблюдался болевой синдром в спине, в том числе на фоне сопутствующей АГ у 248 (72,5%) и ИБС — у 37 (68,5%). Во II группе боль в спине была выявлена лишь у 112 (57,7%) человек. Интенсивность болевого синдрома, оцененная по ВАШ, оказалась значительно выше в І группе, а именно у пациентов с ИБС. По результатам визуальной оценки рентгенограмм у пациентов I группы в 67 (16,9%) случаях обнаружены клиновидные деформации тел L1-L4 позвонков, во II группе у 13 (11,6%). Несмотря на прямую зависимость развития остеопороза от возраста пациентов, распространенность заболевания у пациентов с кардиоваскулярной патологией во всех возрастных группах оказалась в два раза выше, чем в группе контроля (соответственно у 178 (44,9%) и у 39 (20,1%)). В возрасте 40–49 лет остеопороз диагностирован у 6 (16,2%) пациентов I группы и у 2 (5,5%) — II, 50–59 лет — у 35 (28,7%) и у 13 (17,6%), 60–69 лет — у 69 (52,3%) и у 13 (39,4%), 70–79 лет — у 58 (72,5%) и у 5 (38,5%), старше 80 лет — в 75% и в 50% соответственно. Следует отметить, что у больных в возрасте старше 80 лет низкая МПК выявлена у всех пациентов I группы (табл. 3). Более того, среднее значение Т-критерия также было наименьшим в этой группе, особенно низким он был у пациентов с ИБС -1,9 ± 1,1 SD (ВМD 0,382 ± 0,111 г/см2) и АГ -1,6 ± 1,3 SD (ВМD 0,405 ± 0,107 г/см2), у пациентов II группы Т-критерий составил -1,1 ± 1,2 SD (ВМD 0,424 ± 0,091 г/см2).
Таким образом, факторы риска остеопороза одинаково часто встречались у лиц I и II группы, 86,6% и 84,4% соответственно. Однако перенесенные атравматические переломы и снижение роста более чем на 3 см в большей частоте случаев отмечаются у пациентов I группы. Болевой синдром в нижней части спины чаще выявляется у пациентов I группы, при этом примерно в каждом 4 случае он обусловлен остеопоретическими клиновидными деформациями тел позвонков. Распространенность остеопороза у пациентов I группы в целом составила 44,9%, у пациентов II группы — 20,1%. При этом остеопороз наиболее часто диагностируется у пациентов с ИБС.
При корреляционном анализе (Spearman) зависимости Т-критерия и среднесуточного САД и ДАД у пациентов I группы не выявлено (r = -0,08, р < 0,05; r = 0,02, р < 0,05). Тем не менее, у пациентов с неконтролируемым лечением (в качестве эффективного лечения АГ выбран критерий частоты неосложненных гипертонических кризов (ГК) в неделю) выявлено, что у пациентов с ГК не чаще одного раза в неделю (рис. 2) среднее значение Т-критерия составляет -1,1 ± 0,7 SD, а при трех и более гипертонических кризах -3,2 ± 0,9 SD (р = 0,007).
У 72 пациентов I группы при наличии гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ) среднее значение Т-критерия составило -2,2 ± 1,1 SD, а без ГЛЖ — -1,1 ± 0,8 SD, р < 0,05. У 21 пациента I группы с гиперхолестеринемией значение Т-критерия было значительно ниже по сравнению с 21 пациентом, выбранным методом пар с нормальным уровнем липидов крови (р = 0,03). При сочетании гиперхолестеринемии и нарушений сократимости миокарда (проявление перенесенного ИМ) потеря МПК существенно больше, р = 0,04 (рис. 3).
Таким образом, уровень АД, вероятно, не является дополнительным фактором, влияющим на потерю МПК. Однако наличие органных поражений у пациентов с кардиоваскулярной патологией прогностически менее благоприятно для потери МПК. Касаясь фармакологической коррекции, следует в первую очередь обсуждать восполнение дефицита кальция и витамина D3. Необходимо отметить, что большинство экспертов считают недостаточным фармакотерапевтический потенциал нативных препаратов витамина D для активного влияния на патологические процессы и отдают приоритет активным метаболитам — кальцитриолу или синтетическому 1альфа-производному активного метаболита витамина D — альфакальцидолу. При этом стоит отметить, что большинство опубликованных рандомизированных клинических исследований (РКИ) и метаанализов подчеркивают эффективность комбинированных препаратов кальция и витамина D3. С практической точки зрения необходимо соблюдение еще одного критерия выбора препарата — высокого содержания D3 в препарате (не менее 800 МЕ). Это соответствует и позиции Международного фонда остеопороза, который в мае 2010 г. опубликовал экспертный консенсус:
Уровень в крови 25 (OH)D: не менее 75 нмоль/л, не менее 30 нг/мл.
Дозы витамина — 800–1000 МЕ (50 нг).
При ожирении, остеопорозе, недостаточном пребывании на солнце — 2000 МЕ.
Однако, как видно из рекомендаций консенсуса Международного фонда остеопороза, при выявлении последнего доза витамина D3 должна повышаться до 2000 МЕ.
Здесь необходимо остановиться на комбинированном препарате кальция, алендроната и колекальциферола — Осталон Кальций-Д. Применение данного препарата является патогенетически обоснованным и с позиции остеопороза, и с учетом влияния коррекции дефицита витамина D3 на течение соматической патологии. Следует упомянуть, что контролируемые исследования алендроната проведены у разных групп пациентов, в том числе у мужчин, при разных формах остеопороза, тогда как для ибандроната и золендроната — лишь для лечения постменопаузального остеопороза (у Акласты для старшей возрастной группы). Существует как минимум 11 РКИ, посвященных оценке эффективности алендроната. Наиболее крупными и значимыми являются исследования FOSIT, FIT и 10?летнее исследование. Алендронат показал высокую эффективность: МПК повысилась во всех областях измерения — от 5,4% в шейке бедра до 13,7% в позвоночнике (уровень доказательности А), частота переломов позвоночника снизилась на 47%, новых множественных переломов позвонков (2 и более) — на 90%, переломов бедра — на 51–56%, предплечья на 48%, прогрессирование деформаций позвонков уменьшалось у 64% больных (уровень доказательности А). Имеются бесспорные доказательства влияния длительного ежедневного приема 10 мг алендроната на снижение частоты переломов (уровень доказательности А). В метаанализе, представленном J. A. Kanis, J. E. Brazier, M. Stevenson, N. W. Calvert, M. Lloyd Jones (2002), указано достаточно значимое снижение относительного риска переломов всех локализаций.
В рандомизированных плацебо-контролируемых исследованиях показано, что прием 70 мг алендроната 1 раз в неделю эквивалентен ежедневной дозе препарата 10 мг, лучше переносится и удобен в применении (уровень доказательности В). На биопсийном материале не выявлено признаков остеомаляции. Нежелательные явления со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта (эзофагит, эрозии, геморрагии, рефлюкс, гастрит, язва желудка и др.) отмечались в меньшей степени при приеме 70 мг алендроната (уровень доказательности В). Кроме того, возможность «редкого», не ежедневного, приема бисфосфонатов, в т. ч. 70 мг алендроната 1 раз в неделю, бесспорно, повышает комплаенс пациентов.
При наличии остеопороза или высокого риска остеопоротических переломов, в комплексной терапии боли необходимо назначение комбинированных препаратов кальция с витамином D3, а также алендроната в комбинации с витамином D3. Это обусловлено, в первую очередь, недостаточным содержанием витамина D3 в комбинированных препаратах с кальцием. При том что, как показано выше, назначение высоких доз D3 является патогенетически обоснованным при лечении как ССЗ, так и остеопороза.
Литература
  1. Diamond H., Thornley S., Smerdely R. P. 1997.
  2. Верткин А. Л., Моргунов Л. Ю., Наумов А. В., Полупанова Ю. С., Горулева Е. И., Аринина Е. Н., Банникова М. Б., Халваши Р. З., Ронзин А. В., Руденко Л. В. Остеопороз у пациентов с соматической патологией в зависимости от пола // Остеопороз и остеопатия. 2007, № 1, с. 25–28.
  3. Van’t Hof R. J., Macphee J., Libouban H., Helfrich M. H., Ralston S. H. Regulation of bone mass and bone turnover by neuronal nitric oxide synthase // Endocrinology. 2004; 145: 5068–5074.
  4. Hao Y. J., Tang Y., Chen F. B., Pei F. X. Different doses of nitric oxide donor prevent osteoporosis inovariectomized rats // Clin Orthop. 2005; 435: 226–231.
  5. Caballero-Alias A. M., Loveridge N., Lyon A., Das-Gupta V., Pitsillides A., Reeve J. NOS isoforms in adult human osteocytes: multiple pathways of NO regulation? // Calcif Tissue Int. 2004; 75: 78–84.
  6. Pan W., Quarles L. D., Song L. H., Yu Y. H., Jiao C., Tang H. B., Jiang C. H., Deng H. W., Li Y. J., Zhou H. H., Xiao Z. S. Genistein stimulates the osteoblastic differentiation via NO/cGMP in bone marrow culture // J Cell Biochem. 2005; 94 (2): 307–316.
  7. Marcovitz P. A., Tran H. H., Franklin B. A., O’Neill W. W., Yerkey M., Boura J., Kleerkoper M., Dickinson C. Z. Usefulness of bone mineral density to predict significant coronary artery disease // Am J Cardiol. 2005, 96: 1059–1063.
  8. Shanahan C. M. et al. High expression of genes for calcification-regulating proteins in human atherosclerotic plaque // J. Clin. Invest. 1994, № 93, p. 2393–2402.
  9. Giachelli C. M., Bae N., Almeida M. et al. Osteopontin is elevated during neointima formation in rat arteries and is a novel component of human atherosclerotic plaque // J Clin. Invest. 1993, № 92, р. 1686–696.
  10. Witztum J. L., Steinberg D. Role of oxidized low density lipoprotein in atherogenesis // J. Clin. Invest. 1991, № 88, р. 1785–1792.
  11. Sasaki T., Hong M. H. 1993.
  12. Stimpel M., Jee W. S. S., Yamamoto N. et al. 1995.
  13. Hatton R., Stimpel M., Chambers T. J. 1997.
Статья опубликована в журнале Лечащий Врач

Вот у меня с 30 декабря и до 17 марта было неслабое ГК с утра, особенно в 5 ритуалов, когда из седа сзади переходишь в упор стоя на коленях. Сила ГК изменялась от 2 до 8 по 10-баллньй шкале. В марте ГК ослабело, а после суточной голодовки исчезло и пока не было. Никакие лекарства не принимал.

Клинические проявления артериальной гипертензии: фокус на головокружение

О. Д. Остроумова, доктор медицинских наук, профессор
МГМСУ, Москва
Артериальная гипертензия (АГ) является одним из наиболее частых заболеваний в практике врача терапевта и кардиолога. Важность проблемы обусловлена тем, что АГ — главный, хотя и не единственный, фактор риска развития грозных осложнений, прежде всего инфаркта миокарда и инсульта. В то же время клиническая картина заболевания включает жалобы астеноневротического характера, которые неспецифичны и часто сохраняются на фоне лечения антигипертензивными препаратами, что снижает и без того невысокую приверженность больных к лечению. Одной из таких жалоб является головокружение.
Головокружение — одна из самых частых жалоб пациентов любого возраста, особенно у пожилых. Так, у женщин старше 70 лет головокружение — наиболее частая жалоба [1]. При этом несколько сотен заболеваний имеют среди симптомов головокружение. Кроме того, головокружение не всегда правильно диагностируется (40% случаев) и часто трудно поддается лечению [1].
Головокружение — это мнимое ощущение движения окружающего пространства вокруг собственного тела или тела в пространстве [1]. Больные же под головокружением понимают разные ощущения:
  • «дурнота», слабость, потемнение в глазах, предобморочное состояние — липотимия (ортостатическая гипотензия, гипогликемия, ряд сердечно-сосудистых заболеваний, например, аортальный стеноз, синдром слабости синусового узла, тахиаритмии);
  • неустойчивость: поражение мозжечка, периферическая нейропатия (например, при сахарном диабете), заболевания спинного мозга;
  • неопределенные ощущения (тяжесть, опьянение, головокружение внутри головы): психогенное головокружение (депрессии, фобии, тревога).
Истинное головокружение — это иллюзия движения окружающих людей или предметов вокруг человека или человека вокруг людей и/или предметов. По традиционной классификации головокружение делят на вестибулярное (истинное, вертиго, системное), связанное с вестибулярным аппаратом, и невестибулярное (несистемное), которое возникает за пределами вестибулярного аппарата. В свою очередь вестибулярное головокружение подразделяют на три группы: периферическое (поражение лабиринта), промежуточное (возникает в вестибулярном нерве) и центральное (возникает в центральной нервной системе). Из наиболее частых причин центрального головокружения следует отметить сосудистые нарушения (острая ишемия в области ствола головного мозга (инсульт, транзиторная ишемическая атака), вертебро-базилярная недостаточность, хроническое нарушение мозгового кровообращения), цервикальный спондилез, остеохондроз, хлыстовую травму шеи, травмы и опухоль головного мозга. Из наиболее распространенных причин периферического головокружения следует отметить доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение, болезнь Меньера, вестибулярную мигрень, лабиринтиты, травмы головы (перелом пирамиды височной кости) и хирургические травмы, фистулу лабиринта. Поэтому наличие у больного жалобы на головокружение диктует необходимость проведения дифференциальной диагностики и требует консультаций врачей разных специальностей: неврологов, кардиологов, оториноларингологов, психиатров и др.
Ошибки в диагностике могут возникать из-за недостаточных знаний о причинах головокружений, особенно связанных с заболеваниями периферического вестибулярного аппарата и психическими расстройствами. Часто переоценивается роль изменений шейного отдела позвоночника, выявляемых при рентгенологическом обследовании у большинства лиц пожилого и старческого возраста, и результатов ультразвукового исследования позвоночных артерий. Очень часто ошибочно ставятся диагнозы гипертонического церебрального криза, гипертонического криза, осложненного острым нарушением мозгового кровообращения в вертебро-базилярной системе и др. [1].
При АГ жалоба больного на головокружение является одной из самых частых (примерно в 50% случаев) как у пациентов, не получающих антигипертензивных препаратов, так и у больных, получающих медикаментозное лечение. Обязательным является тщательный сбор анамнеза у пациента, предъявляющего жалобу на головокружение. Следует выяснить, что конкретно пациент понимает под головокружением, какова длительность и частота этих ощущений, что провоцирует, усиливает или, наоборот, ослабляет головокружение, имеются ли сопутствующие симптомы. При сборе анамнеза также крайне важно выяснить, не связано ли головокружение с приемом лекарственных средств или токсических веществ. Различные антидепрессанты, антибиотики из группы аминогликозидов, барбитураты, нитроглицерин, петлевые диуретики, противоэпилептические средства, транквилизаторы и другие лекарственные средства могут вызывать ощущение головокружения [1].
Как показывают данные соответствующих исследований, в подавляющем большинстве случаев АГ не является причиной головокружения. Наиболее частая причина вестибулярного (системного) головокружения у больных АГ, как и в популяции в целом, — это доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение, а наиболее частая причина несистемного головокружения — психогенное головокружение. Из других причин головокружений при АГ следует упомянуть избыточное снижение артериального давления (АД) и/или слишком быстрое снижение АД, гипогликемию (при сопутствующем сахарном диабете), нарушения ритма и проводимости, ортостатические реакции (пожилые, сахарный диабет). Так, В. А. Толмачева и В. А. Парфенов (2007) обследовали 60 больных (9 мужчин, 51 женщина, возраст — 30–60 лет, средний возраст — 51,6 ± 6,8 года) с АГ, предъявлявших жалобу на головокружение. В 17% (10 пациентов) были выявлены заболевания периферического отдела вестибулярного аппарата (доброкачественное пароксизмальное позиционное головокружение или вестибулярный нейронит), у одного пациента найдена опухоль мостомозжечкового угла, еще у одного больного диагностирована мигрень, также у одного пациента выявлена атриовентрикулярная блокада (после постановки кардиостимулятора головокружение исчезло). В то же время у 78% (47 больных) отсутствовали соматические, неврологические расстройства. Следует также обратить внимание на то, что ни у одного из пациентов не обнаружено связи головокружения с повышением АД: ни у одного из них во время мониторинга АД не установлено связи между повышением АД и появлением или усилением головокружения. При дуплексном сканировании сонных и позвоночных артерий ни у кого не выявлено стенозов или закупорок позвоночных, подключичных или сонных артерий, которые могли бы объяснить головокружение как проявление недостаточности притока крови по вертебро-базилярной артериальной системе. Вместе с тем у всех этих пациентов выявлены тревожные, тревожно-депрессивные или тревожно-фобические расстройства. Все они были консультированы психиатром, при этом подтверждено наличие тревожных расстройств. Расстройства имели невротический уровень, ни у одного из больных не было выявлено эндогенных психических заболеваний.
Не вызывает сомнения, что лечение головокружения, в первую очередь, должно быть направлено на устранение вызвавшей его причины. Но зачастую причины головокружения не всегда понятны и/или легко устранимы. При головокружении у пациентов с АГ лечат основное заболевание, причем в большинстве случаев нормализация АД не способна устранить головокружение. В то же время улучшение самочувствия, исчезновение или ослабление такого неприятного ощущения, как головокружение, способствовало более строгой приверженности больных приему антигипертензивных средств и, вследствие этого, нормализации АД. Следовательно, основное значение в терапии больных с головокружением приобретает патогенетическое и симптоматическое лечение.
Накопленный клинический опыт убедительно доказывает, что предлагаемые на сегодняшний день лекарственные препараты для лечения больных с головокружением относятся к различным фармакологическим группам и имеют различную эффективность и переносимость. Наибольшей эффективностью для лечения головокружения обладают средства, действующие на уровне вестибулярных рецепторов или центральных вестибулярных структур. Передача импульса в центральном отделе вестибулярного анализатора обеспечивается преимущественно гистаминергическими нейронами. В последние годы для купирования головокружения, а также в целях профилактики приступов успешно применяется бетагистина дигидрохлорид. Имея структурное сходство с гистамином, он стимулирует H1-рецепторы и блокирует Н3-рецепторы, что приводит к нормализации передачи нервного импульса в центральном отделе вестибулярного анализатора. Воздействие бетагистина дигидрохлорида на Н1-peцепторы приводит к местной вазодилятации и увеличению проницаемости сосудов. В последние годы значительное внимание было уделено взаимодействию бетагистина дигидрохлорида с Н3-рецепторами в головном мозге. Н3-рецепторы регулируют высвобождение гистамина и некоторых других нейромедиаторов, таких как серотонин, который снижает активность вестибулярных ядер. Препарат рекомендуется в суточной дозе 48 мг (по 24 мг 2 раза в сутки), однако дозу и продолжительность лечения устанавливают индивидуально в соответствии с реакцией на лечение. Стабильный терапевтический эффект достигается обычно в течение 2 недель приема. Данное лекарственное средство оказывает положительное действие на кохлеарный кровоток, на периферический и центральный отделы вестибулярного анализатора.
По данным многочисленных исследований, бетагистина дигидрохлорид (Бетасерк) зарекомендовал себя как препарат, уменьшающий интенсивность и продолжительность головокружений, способствующий уменьшению шума в ушах и улучшению слуха. К его преимуществам относят высокую эффективность и хорошую переносимость при длительной терапии [5], отсутствие лекарственного взаимодействия с другими медикаментами, что особенно важно для пациентов пожилого и старческого возраста. Препарат не влияет на уровень АД [3] и не обладает седативным эффектом. В отличие от других вестибулолитических средств он не замедляет психомоторные реакции и может назначаться пациентам, деятельность которых связана с повышенным вниманием, в частности с управлением транспортными средствами [6]. Бетасерк имеет 40?летний опыт клинического применения и зарегистрирован в более чем 100 странах мира как средство лечения головокружения различной этиологии.
В этой связи представляют интерес данные Г. Ф. Андреевой и соавт. [4]. В рандомизированном перекрестном плацебо-контролируемом исследовании участвовали 67 больных стабильной АГ I–II степени (согласно классификации ВОЗ/МОАГ, 1999) — 20% мужчин и 80% женщин. Все пациенты соответствовали следующим критериям включения в исследование: возраст — 25–70 лет; отсутствие тяжелых сопутствующих или хронических заболеваний, требующих постоянной медикаментозной терапии; среднее дневное АД — 135/85 мм рт. ст.; наличие приступов головокружения средней и более степени выраженности с частотой ≥ 3–4 раз в месяц; отсутствие в анамнезе болезни Меньера и заболеваний среднего и внутреннего уха; отсутствие в анамнезе факта приема в течение месяца препаратов, влияющих на метаболические процессы мозга (Пирацетам, Циннаризин и др.).
Исследование проводилось по следующему протоколу. После 2-недельного периода отмены антигипертензивных лекарств больные проходили первичное физикальное обследование и рандомизировались в две группы лечения: 1) лизиноприлом — в дозе 10 мг 1 раз в сутки; 2) комбинацией бетагистина дигидрохлорида (в дозе 16 мг 3 раза в сутки) и лизиноприла (в дозе 10 мг 1 раз в сутки). При неэффективности терапии (среднесуточное дневное АД после 2 недель лечения ≥ 140/90 мм рт. ст.) доза лизиноприла увеличивалась до 20 мг/сут. В случае отсутствия эффекта от этой дозы лизиноприла на любом визите было возможно добавление индапамида. Закончив первый 4?недельный курс лечения, больные после 2-недельной отмены препаратов переводились на следующий курс. Оценку качества жизни (КЖ), выраженности головокружений, суточное мониторирование АД (СМАД) выполняли исходно, в промежутке между курсами и в конце каждого курса. Для изучения КЖ больных использовали русскую версию опросника Марбургского университета General Well-Being Questionnaire (GWBQ). Опросник включает в себя 8 клинических шкал: оценка пациентами своего физического самочувствия (I), работоспособности (II), положительного (III) или отрицательного (IV) психологического самочувствия, психологических способностей (V), межличностных отношений (VI) и социальных способностей (VII) и два вопроса о настроении и самочувствии на момент опроса. Головокружения оценивались по опроснику ГНИЦ ПМ «Оценка головокружений и сопровождающих их симптомов». Опросник состоит из 4 частей: паспортная часть; характеристика головокружений; оценка симптомов, сопровождающих головокружение; определение провоцирующих факторов.
В группе больных, принимавших только антигипертензивные препараты, и в группе комбинированного лечения (антигипертензивная терапия + Бетасерк) к концу курса лечения достоверно снизились средние значения систолического, диастолического и пульсового АД (суточные, дневные и ночные), причем результирующие показатели в обеих группах достоверно не отличались. Ни антигипертензивная, ни комбинированная терапия не оказывала влияния на частоту сердечных сокращений (ЧСС). Следовательно, добавление к антигипертензивной терапии бетагистина дигидрохлорида не влияло на степень изменения показателей СМАД.
Моно- и комбинированная терапия улучшала показатели всех шкал, характеризующих качество жизни больных АГ, но достоверные изменения отмечены лишь по некоторым. При лечении только лизиноприлом зафиксировано улучшение по шкалам I, II, III, в комбинации с бетагистина дигидрохлоридом — I, II, III, IV, VII. Следовательно, добавление к антигипертензивной терапии лизиноприлом бетагистина дигидрохлорида значительно улучшало показатели КЖ. Авторы выявили, что лечение благоприятно действовало на физическое самочувствие, работоспособность, положительное и отрицательное психологическое самочувствие, способность к социальным контактам, в то время как при монотерапии лизиноприлом улучшение наступило по шкалам, характеризующим только физическое самочувствие, работоспособность и положительное психологическое самочувствие.
При моно- и комбинированной терапии достоверно улучшился суммарный показатель, характеризующий головокружение, и показатель, оценивающий симптомы, сопровождающие головокружение. Авторы делают заключение о том, что при лечении головокружений у больных АГ для достижения оптимального эффекта к терапии бетагистина дигидрохлоридом необходимо добавлять антигипертензивные средства; комбинированное лечение благоприятно действовало на выраженность головокружения и снижало риск возникновения их от основных провоцирующих факторов; длительный прием комбинации лизиноприла и бетагистина дигидрохлорида отличался хорошей эффективностью и переносимостью.
Литература
  1. Парфенов В. А., Замерград М. В., Мельников О. А. Головокружение: диагностика и лечение, распространенные диагностические ошибки. Учебное пособие. М.: Медицинское информационное агентство. 2009. 149 с.
  2. Толмачева В. А., Парфенов В. А. Причины головокружения у пациентов с артериальной гипертензией и его лечение // Врач, 2007. № 4. С. 49–53.
  3. Андреева Г. Ф., Горбунов В. М., Жигарева И. П. и др. Распространенность и наиболее частые причины возникновения головокружения у больных со стабильной артериальной гипертензией // Кардиоваск. тер. и профил. 2004; 2: 17–24.
  4. Андреева Г. Ф., Марцевич С. Ю., Горбунов В. М., Мельников О. А., Воронина В. П., Жигарева И. П. Оценка воздействия комбинации бетагистина дигидрохлорида с антигипертензивными препаратами на качество жизни и неврологический статус больных со стабильной артериальной гипертензией, сопровождающейся головокружением // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2005; 2: 20–24.
  5. Bolt G. R., Veerians M. L. Peridic Drug Safety Update Report Betahistin. 01.04.1970 to 31.03.1995.
  6. Лавров А. Ю. Применение Бетасерка в неврологической практике // Неврол. журн. 2001. Т. 6. № 2.
Статья опубликована в журнале Лечащий Врач

Женщина - флюгер: куда "дунет" изменчивая мысль - туда и пойдёт. Сейчас у неё одно убеждение, а завтра это другой человек и думает и делает совсем другое.

Самые вредные женские привычки

Любая представительница прекрасного пола мечтает быть красивой, а красота невозможна без хорошего здоровья
Однако у многих дам есть привычки, которые стоят на пути к правильному образу жизни. Увы, многие предпочитают позволить себе маленькие «женские слабости», нежели всерьез бороться с большими пристрастиями, которые на самом деле представляют вполне реальную угрозу.
Большинство из нас не имеет представления, до какой степени наша жизнь состоит из так называемых вредных привычек. А между тем самые опасные из них способны нанести катастрофический ущерб: разрушаются семьи, убивается здоровье, уничтожается личность.
Итак, вот список самых нездоровых привычек.
1. Курение
Средства массовой информации без устали твердят о таких пагубных для здоровья факторах, как курение и алкоголизм. Эти «культурные» яды давно стали социальным злом. Всем известно, что они являются причиной повышенной смертности населения и сокращения продолжительности жизни. Но люди продолжают курить! Причины, которые заставляют миллионы женщин ежедневно портить себе здоровье, у каждой свои. Если мужчины курят для подзарядки, то для женщин курение зачастую является средством борьбы со стрессом или лишним весом. К сигарете в стрессовой ситуации прибегают 44% представительниц слабого пола и 39% мужчин.
Получается, что женщины чаще мужчин хватаются за сигарету! Более того, многие девушки на полном серьезе рассчитывают похудеть с помощью курения. Но в действительности худеют дамы, отказавшиеся от табака, а не наоборот. Кроме того, диетологами установлено, что кожа бросившей курить женщины за 9 месяцев жизни без никотина молодеет в среднем на 13 лет.
2. Надевание обуви на каблуках
Испанский режиссер Альмодовар назвал так один из своих фильмов, ведь высокие каблуки – яркий символ женственности. Поэтому неудивительно, что девушки и женщины предпочитают носить их ежедневно, не беспокоясь о том, как это может отразиться на здоровье. Высокие каблуки нарушают правильную осанку и могут привести к таким неприятностям, как артрит, боль в спине и проблемы с сухожилиями.
Врачи напоминают: лучший размер каблука для повседневной носки – 4-5 сантиметров. И если уж вы совсем не в силах отказаться от данного атрибута элегантности, постарайтесь хотя бы сократить время, когда носите обувь на каблуках. Ведь не случайно некоторые звезды выбирают обувь на каблуках только для выхода на красные дорожки, а в повседневной жизни не стесняются носить кроссовки!
3. Неоправданное беспокойство
Врачи твердят: стресс наносит ущерб женскому здоровью в два раза чаще, чем мужскому. Женщины намного более подвержены чувству тревоги, склонны драматизировать и впадать в депрессию. Но и это еще не всё: дамы чаще сожалеют о бывших возлюбленных, любят преувеличивать свои ошибки и смаковать неудачи.
Привычка к постоянному беспокойству по поводу и без расшатывает нервную систему, приводит к бессоннице и многочисленным неврологическим заболеваниям, зачастую довольно серьезным и трудно поддающимся излечению. Так что прежде чем раздувать из мухи слона, вспомните о том, что это может повредить вашей нервной системе.
4. Стремление быть всегда неотразимой
Сильный пол иногда тоже страдает от своего физического несовершенства, но женщины куда чаще одержимы мечтой об идеальном теле. Одно медицинское исследование установило, что 16 процентов женщин с нормальной или недостаточной массой тела считают свой вес... излишним!
Культ красоты в обществе привел к тому, что даже девушки, которым уже грозит анорексия, всё равно продолжают считать себя толстыми. Шутка ли, что почти 90% женщин хотят изменить в себе хотя бы один «физический недостаток»!
Стремление постоянно что-то в себе менять не только пагубно влияет на самооценку (не случайно психология призывает любить себя такими, какие мы есть), но и ведет к нарушениям здоровья. Привычка быть недовольными собой приводит женщин в плен бесконечной череды диет, которые зачастую дают результат, противоположный желаемому – вплоть до летального исхода.
Другая опасность гонки за недостижимым идеалом – косметические процедуры, если они проводятся чрезмерно часто, либо неквалифицированными специалистами. Порой это приводит к неудачам как в косметических салонах, так и в результате несвоевременных, а то и вообще ненужных пластических операций. Так что привычка оставаться красивой везде и всегда может обернуться негативными последствиями для здоровья.
5. Употребление алкоголя
Увы, случается, что женщины выпивают не меньше мужчин: происходит это и на свиданиях, и на дружеских вечеринках, и на корпоративных посиделках в офисе.
С подросткового возраста девушку пытаются подначить более взрослые «товарищи», – желание быть как все, войти в «свою» компанию заставляет выпить первую рюмку. К обильным алкогольным возлияниям на праздничных застольях у нас в обществе отношение весьма лояльное, и бывает, что девушка начинает употреблять алкоголь в кругу семьи.
Разумеется, от одной рюмки алкоголиком не станешь. Однако факт есть факт: женщины, как и мужчины, стараются «запить» стресс и вылечить психологические травмы при помощи алкоголя. Здесь надо помнить: женщины в среднем не только весят меньше, чем мужчины, но и их тела содержат меньше жидкости для разбавления алкоголя. Это значит, что женщины пьянеют гораздо быстрее. Для уменьшения потребления алкоголя старайтесь хотя бы разбавлять его соками.
6. Сон в макияже
Немалое количество женщин из-за простительной усталости и элементарной лени поддаются искушению спать с косметикой на лице. Такое попустительство на самом деле – отсутствие элементарной заботы о себе. Помните – не смывая макияж на ночь, вы оставляете на коже и грязь, забивающую поры и провоцирующую появление воспалений. Спать с тушью на ресницах очень вредно – это приводит к раздражению глаз.
Для здоровья хорошо бы завести привычку каждодневно принимать на ночь душ, что должно стать такой же нормой, как душ утренний.
7. Ношение лишнего груза
С повсеместным распространением гаджетов, таких как ноутбуки и нетбуки, женщины во всем мире ежедневно носят с собой сумки весом в несколько килограмм. Безусловно, негативный эффект от этого не будет молниеносным, однако через некоторое время непременно доведётся почувствовать боли в спине, а также ухудшение осанки.
Лучше предупредить эти проблемы, стараясь носить с собой меньше вещей и использовать несколько сумок для распределения их веса.
8. Недосыпание
Хронический недостаток сна – бич нашего техногенного времени. В погоне за успехом и в стремлении успеть за 24 часа как можно больше, люди безжалостно крадут время у собственного сна.
Данная проблема касается и мужчин, однако на женские плечи традиционно ложится больше домашних забот. И если мужчина, жертвуя сном, может в это время релаксировать за компьютером, женщина бросается на баррикады повседневных дел. В итоге такие полу-карьеристки, полу-домохозяйки отправляются в объятия Морфея далеко за полночь. Также исследование, проведенное Мичиганским университетом, показало, что женщины в два раза чаще, чем мужчины отказываются от сна, чтобы заботиться о малыше или пожилом родителе.
То, что невыспавшаяся женщина чувствует себя плохо и выглядит ужасно – еще полбеды. Кроме этого, недосыпание может привести к увеличению риска сердечных заболеваний и несчастных случаев в быту и на производстве. Недостаток сна влияет на настроение и кровяное давление. Именно поэтому так важен полноценный здоровый сон.
9. Пристрастие к мини-юбкам
Мало того, что такие юбки и мини-куртки делают модниц беззащитными перед холодом, так еще и тесные колготки и джинсы нарушают циркуляцию крови в органах малого таза, что может спровоцировать воспалительный процесс. Помните, что привлекательность не измеряется площадью открытого тела. Здоровая, стильно и по погоде одетая девушка выглядит намного симпатичней посиневшей от холода поклонницы минимализма.
10. Неправильный размер белья
Установлено, что примерно 70 % женщин носят неправильный размер бюстгальтера. Происходит это от того, что одним не нравится, что грудь у них слишком большая, и они пытаются исправить это за счет радикально меньшего размера, другим проблемы доставляет маленькая грудь, и они всячески стремятся ее визуально увеличить.
Между тем, если все время носить не свой размер, это может вызвать целый ряд проблем: боли в спине, шеи и груди, затрудненное дыхание, раздражение кожи и нарушение кровообращения. Лучше установить свой точный размер и носить только его.
11. Страсть к соляриям
Дерматологи уже признали, что даже при разумном использовании солярия (не более 1-2 раз в неделю) он приносит здоровью больше вреда, чем пользы.
Ярым поклонницам этого чуда цивилизации стоит помнить правило – один сеанс в солярии приравнивается к целому дню, проведенному на пляже, включая нежелательные для загара полуденные часы! Последствия этой женской привычки – потеря кожей эластичности, ранние морщины, нарушение структуры волос, изменение пигментации. Следует учитывать и то, что риск развития рака кожи у людей, которые посещают солярий более десяти раз в год, увеличивается в 7 раз.
12. Заедание проблем
Женщины чаще мужчин стараются улучшить себе настроение с помощью еды. Именно слабый пол обожает сладости и выбирает в качестве лекарства от депрессии высококалорийные продукты.
Вместо того чтобы заедать проблему, поднимайте себе настроение иным способом. Например, прогулкой на природе. Походы по магазинам традиционно поднимают женщинам настроение. Но будьте осторожны с этим способом, так как слишком частые и неконтролируемые траты могут привести в капкан новой зависимости: превратить вас в шопоголока.
Поменяйте «минус» на «плюс»!
Избавиться от вредных привычек нелегко, поскольку многие из которых вырабатывались годами. Однако здесь нет ничего невозможного: работа над собой позволит искоренить их, улучшить здоровье и самочувствие, а заодно и поднять самооценку на новый уровень.
Закон зарождения хороших и плохих привычек одинаков – удовольствие! Так не логично ли будет отдать предпочтение хорошим привычкам, тому, что будет полезно для здоровья, а от плохих – отказаться?
К полезным привычкам, таким, как ежедневное умывание или обливание холодной водой, можно добавить новые, те, что придумаете для себя вы сами – например, обязательная вечерняя прогулка перед сном или еженедельное посещение бассейна.

Кроссик 2-3 км и ножки тёплые 3 дня...до следующей пробежки!

Холод в конечностях: что это может означать и как с этим бороться?

17:45 23.04.2019 Светлана Певцова
Фото с сайта ugra-news.ru
Фото с сайта ugra-news.ru
Многие представительницы прекрасного пола страдают от этого ощущения, и на то есть свои причины
Сердечно-сосудистая система у мужчин и женщин устроена одинаково, но функционирует она по-разному. Это обусловлено не только первичными и вторичными половыми признаками, но и преобладанием разных гормонов: эстрогенов – у женщин и андрогенов – у мужчин. Также на состояние кровотока влияет уровень метаболизма, количество жировой и мышечной ткани. Именно эти факторы и приводят к тому, что женщины мерзнут гораздо чаще, чем мужчины. Чаще всего от холода страдают именно ноги.
Гормоны шалят
Меньшая масса мышечной ткани у женщин (по сравнению с мужчинами) не позволяет организму вырабатывать необходимое количество тепла. Даже при незначительном изменении температуры воздуха кровь от кожных покровов устремляется к внутренним органам для поддержания репродуктивной функции. Сначала холодеют пальцы ног и рук, затем стопы и кисти. Мужчины же реагируют на перепады температуры менее чувствительно и порой даже их не замечают. Если женщина ощущает холод в конечностях нечасто, то, по мнению медиков, никакого повода для беспокойства нет. Но постоянно мерзнущие ноги и руки свидетельствуют о нарушениях в работе кровеносной системы. Зачастую такие нарушения устраняются правильным питанием, легким самомассажем, физическими упражнениями и занятиями йогой.
Причиной холодных ног могут стать и заболевания – диабет, гормональные нарушения, дисфунции щитовидной железы. Поэтому если вы часто мерзнете, следует обратиться за консультацией к врачу.
Давление скачет
Пониженное или повышенное кровяное давление также может стать причиной ощущения холода в руках и ногах. У здорового человека кровяное давление должно быть в пределах нормы в состоянии покоя и повышаться при физических нагрузках. Стоит отметить, что у женщин чаще, чем у мужчин, бывает пониженное давление (как отмечают ученые 59% против 43%). Нередко у женщин пониженное давление становится причиной обмороков: мозг не получает достаточного количества кислорода, который содержится в крови. Но у пониженного давления есть и свои плюсы: как правило, отсутствие сердечных заболеваний и более длительная продолжительность жизни.
Гипертония, или повышенное давление, возникает вследствие непроходимости сосудов. Просветы в последних оказываются суженными, и кровь сильнее давит на стенки сосудов. Одна из причин появления гипертонии – высокий уровень холестерина в крови. Лечится это заболевание сложно, но можно предотвратить его появление, изменив свой образ жизни. Начать стоит с питания: жирные кислоты, содержащиеся в рыбе, уменьшают содержание холестерина; фрукты и овощи снабжают тело антиоксидантами, препятствующими закупорке сосудов. Сочетание кофе и сигарет очень опасно при гипертонии: кофеин и никотинсильно сужают сосуды. А вот алкоголь, наоборот, расширяет сосуды. Бокал хорошего красного вина за обедом будет только на пользу.
Обезвоживание организма также может привести к неприятным изменениям и сказаться на давлении, поэтому необходимо выпивать не менее полутора литров воды в день. Летом можно употреблять свежевыжатые соки, а зимой – зеленый чай.
Что делать?
Холод, стрессы и переутомление – это первое, с чем следует бороться при постоянном ощущении холода в конечностях. Старайтесь всегда одеваться по погоде. Холод или излишнее тепло нарушат терморегуляцию организма. Корень валерьяны, пустырник, мята и мелис – отвары этих трав помогут избавить от стресса. Дайте организму время восстановиться, больше спите и отдыхайте, не менее 8–9 часов в сутки.
В ежедневный рацион питания необходимо включить продукты, содержащие витамины и минеральные вещества, укрепляющие и поддерживающие сосудистую систему:
* Витамин С (аскорбиновая кислота) – содержится в лимонах, киви, шиповнике, апельсинах, черной смородине. Он регулирует свертываемость крови, восстановление тканей и синтезирует коллаген.
* Витамин Р (биофлавоноиды) – в больших количествам содержится в орехах и семенах тыквы. Прием витамина Р вместе с витамином С препятствует окислению последнего. Вместе они эффективно укрепляют стенки капилляров. Кроме того, витамин Р способствует быстрому рассасыванию синяков.
* Витамином РР (никотиновой кислотой) богаты: хлеб, яйца, печень, говядина и крупы. Витамин РР регулирует белковый обмен и функционирование нервной системы.
* Перец чили или жгучий красный перец –стимулирует кровоток.
* Проросшие пшеничные зерна, семечки, орехи и цельно-зерновой хлеб – богаты витамином Е, который укрепляет стенки сосудов.
* Чеснок – можно употреблять в любом виде. Он понижает уровень холестерина и предотвращает образование тромбов.
* Имбирь – способен нормализовать кровообращение. Добавляйте его в чай, при приготовлении супов, тушеного мяса или рыбы.
Не стоит забывать и о физических нагрузках. Заставляйте себя больше двигаться. Старайтесь ежедневно уделять не менее 30 минут занятию йогой или фитнесом.
Три способа быстро согреть ноги
1. Физические упражнения улучшают циркуляцию крови. Всего 10–15 минут зажигательных танцев под любимую музыку согреют вас лучше любого одеяла.
2. Растирание ног и рук. Как только вы почувствуете, что холод наступает, аккуратно начните растирать холодные места махровым полотенцем. Перед этим можно принять теплую ванну.
3. Самомассаж с использованием эфирных масел превосходно способствует расширению сосудов и снятию стресса.

Читать полностью: https://www.km.ru/zdorove/2014/04/16/zdorove/737619-kholod-v-konechnostyakh-chto-eto-mozhet-oznachat-i-kak-s-etim-boro

Закупорились в гаджетах, детки!

«Стеклянное поколение»: детям не хватает физической активности и здорового питания

16:30 9.07.2018
Статистика наглядно показывает, что за последние 30 лет дети стали травмироваться гораздо чаще
На вопрос, почему это происходит, ответил один из лучших российских врачей-травматологов Георгий Афанасьевич Чоговадзе.
Врач Георгий Чоговадзе рассказал, что поколение 21 века медики называют «стеклянным». Дело в том, что современные дети травмируются гораздо чаще, чем их родители в своей юности. «Сейчас сломать руку некоторые умудряются, просто упав со стула», – делится случаями из практики специалист.
Первой причиной ухудшения состояния костей доктор назвал статичный образ жизни. С самого раннего возраста в руках детей появляется не мяч, а телефон или любой другой гаджет. Ту же обязательную утреннюю гимнастику, которая необходима каждому для разминки, уже мало кто делает. Чоговадзе утверждает, что советские нормы ГТО могут выполнить всего лишь 10% современных школьников.
Фото с сайта mama-likes.ru
Второй главной причиной слабого здоровья современных детей специалист назвал питание. По словам Чоговадзе, еще при СССР ребенок ежедневно потреблял молочные продукты, сейчас же это происходит крайне редко. Напомним, что только в сентябре 2017 года стало известно, что российские школьники будут получать по 200 мл молока ежедневно за счет бюджета. Поправки были внесены в закон «Об образовании» и инициированы комитетом Госдумы по аграрным вопросам.
Также врач отметил, что проблемой современного кормления в учебных заведениях является несоответствие вкусовых качеств блюд и потребностей подрастающего поколения. «Чтобы восполнить белковую пищу при недостатке остального, во все блюда стали добавлять горох. Дети его уже видеть не могут. Что получается – вроде все сбалансировано, соблюдена нужная пропорция углеводов, жиров, но сам ребенок такую пищу есть не будет. По отчетности все накормлены, а в реальности все не так», – сетует врач.
Тем не менее операторы питания в Москве вышли из положения: состав блюд, предлагаемых детям, остался прежним, а вот подача сильно поменялась. В меню столичных школьников можно увидеть и пасту «Болоньезе», и венские вафли, и даже «Мохито» – по факту, обычный цитрусовый напиток в новом формате. Также в некоторых учебных заведениях начали появляться стеллажи с натуральными и полезными снеками без ГМО, глютена и вредных добавок. Проект получил название «Здравушка».
Эксперт отметил, что здоровье детей во многом зависит от действий родителей. Это касается всего – от питания в семье до оперативности мам и пап в разрешении на медицинские манипуляции. «Взаимодействовать с родителями стало в сто, даже в тысячу раз сложнее. У нас в стране все понимают в здравоохранении, футболе и педагогике лучше, чем профессионалы», – грустно пошутил травматолог.