3 ноября 2021 г.

Смотрим внимательно!

Урогенитальный хламидиоз как фактор инфертильности у мужчин. Лечение хронического бактериального и хронического простатита, ассоциированного с хламиди В. Б. Стоянов, кандидат медицинских наук С. Ю. Фоминых Т. Б. Семёнова, доктор медицинских наук, профессор ООО «Герпетический центр», Москва Для России, как и для большинства европейских стран, серьезной проблемой является депопуляция населения. После драматической демографической ситуации в постсоветском периоде уровень рождаемости в Российской Федерации в настоящее время все еще носит нестабильный характер. Следует отметить, что во всем мире низкие показатели естественного прироста населения наблюдаются даже в наиболее благоприятных по качеству жизни странах. Кроме того, не внушают оптимизма изменения, касающиеся возрастной пирамиды: население планеты неуклонно стареет, причем не только в Европе, но и в Африке. В этой связи стратегическая задача, стоящая перед Российской Федерацией, — стабилизация численности населения страны. Помимо сугубо социально-экономи­ческих причин, ведущее место в демографическом кризисе, безусловно, занимает проблема мужского и женского репродуктивного здоровья. Известно, что около 40% причин бесплодия в паре связано с мужским фактором, при этом у 70% мужчин выявляется олигоастенотератозооспермия, а у 13% — азооспермия. Согласно существующим в настоящее время представлениям, в основе нарушения механизма мужской фертильности лежат гормональный дисбаланс, патология тестикул, генетические нарушения, наследственный фактор, аутоиммунная агрессия. В последнее время повышенный интерес вызывает изучение избыточной продукции активных форм радикалов кислорода (АФК) полиморфноядерными лейкоцитами спермы, которые являются причиной оксидативного стресса, приводящего к повреждению мембраны сперматозоидов, снижению подвижности сперматозоидов и нарушению их оплодотворяющей способности. Установлено, что повреждение ядерной ДНК, вызывающее нарушение функции сперматозоидов, является основной причиной неразвивающейся беременности, влияет на развитие эмбриона и имплантацию, в несколько раз увеличивает риск спонтанных абортов [1, 2]. Значительное место в развитии патологии репродуктивных органов занимает широкий спектр уропатогенных и условно-патогенных микроорганизмов, в том числе колонизация мочеполовой системы инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), влекущими за собой патологические изменения в эякуляте. Нарушение мужской фертильности как следствие инфекционно-воспалительного процесса урогенитального тракта напрямую связано с гиперпродукцией АФК, нарушением функции или проходимости придатка яичка, патологической стимуляцией продукции антиспермальных антител. Еще одним значимым фактором, приводящим к снижению мужской фертильности, является простатит. Известно, что изменение секреторной функции железы приводит к нарушению количественного и качественного состава семенной жидкости, а токсическое влияние микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности губительно воздействует на сперматогенез в целом. Имеются данные, что хронический простатит приводит к увеличению продукции АФК в сперме в среднем в 8 раз [3]. Урогенитальный хламидиоз Во всех странах мира не теряет своей актуальности проблема заболеваемости хламидийной инфекцией, доминирующей по частоте выявления среди всех ИППП. Урогенитальный хламидиоз, вызываемый C. trachomatis (серовары от D до K), по повреждающему воздействию на репродуктивную систему человека занимает одно из лидирующих мест среди ИППП. По частоте встречаемости наиболее распространенных возбудителей негонококковых уретритов C. trachomatis занимает от 11% до 43%, тогда как M. genitalium — от 9% до 25%, Tr. vaginalis — от 1% до 20%. При этом на долю мужчин приходится 65% всех наблюдений [4]. Наряду с T. pallidum, N. gonorrhoeae, Tr. vaginalis и M. genitalium, C. trachomatis является абсолютным патогеном и подлежит обязательной санации вследствие высокого риска развития тяжелых осложнений [5, 6]. Несмотря на принятые во многих странах мира программы по борьбе с ИППП, снижения заболеваемости урогенитальной хламидийной инфекцией не наблюдается. Например, в странах Европы ежегодно регистрируется 600 тыс. новых случаев хламидиоза. Между тем уровень заболеваемости не отражает реальных статистических показателей, поскольку считается, что у 40–50% мужчин хламидиоз протекает бессимптомно, что в свою очередь повышает риск развития серьезных осложнений и дальнейшего распространения инфекции. В нашей стране проблема хламидиоза, как и проблема ИППП в целом, представляется еще более значимой в связи с изменившейся в последние годы моделью сексуального поведения населения, снизившимся возрастом сексуального дебюта, повышением уровня общего промискуитета и притоком трудовых мигрантов из сопредельных стран. Важно отметить, что хламидиоз часто протекает в бессимптомной и субклинической формах, что чрезвычайно важно с эпидемиологической точки зрения, может диагностироваться не только как моноинфекция, но и выявляется вместе с другими бактериями и вирусами и их сочетаниями, усугубляя течение патологического процесса. Кроме того, C. trachomatis также является фактором гиперпродукции АФК, приводящим к окислительному стрессу с последующим нарушением адекватной упаковки хроматина, вызывает фрагментацию ДНК и инициирует опосредованный апоптоз сперматозоидов. Клинические проявления хламидийной инфекции У мужчин основным проявлением хламидиоза является уретрит, проявляющийся в виде скудных слизистых или необильных слизисто-гнойных выделений, которым часто сопутствуют жжение, зуд, иногда дизурия, возникающая через несколько дней или недель после незащищенного сексуального контакта. Помимо торпидно протекающих уретритов, колонизация мочеполовой системы хламидийной инфекцией может привести к развитию таких осложнений, как эпидидимит, фуникулит и сопутствующий уретриту простатит, что неизбежно увеличивает вероятность последующей патоспермии. Кроме того, при различных вариантах сексуальной активности может возникать хламидийный фарингит, хламидиоз аноректальной области, хламидийный конъюнктивит. В ряде случаев диагностируется уретроокулосиновиальный синдром (уретрит, конъюнктивит, реактивный артрит). Хронический простатит, ассоциированный с хламидийной инфекцией В последние годы вновь возник интерес к хламидийной инфекции как фактору в инициации хронического простатита. Формально C. trachomatis является недоказанной, но вполне вероятной причиной в развитии простатита [7, 8]. Практические наблюдения свидетельствуют о том, что именно хламидиоз нередко оказывается ведущим инфекционным агентом в этиологии хронического простатита [9]. Основанием для такого утверждения служит выявление C. trachomatis в секрете простаты при отсутствии других инфекций мочевого тракта на фоне характерной симптоматики хронического простатита и лейкоцитоза в секрете предстательной железы. Диагностика хламидиоза Верификация диагностики хламидийной инфекции основывается на результатах лабораторных методов исследований с помощью высокочувствительных и специфических методов амплификации нуклеиновых кислот (МАНК) или выделения С. trachomatis в культуре клеток McCoy («золотой стандарт»). Следует подчеркнуть, что такие скрининговые методы, как прямая иммунофлюоресценция (ПИФ) и серологические исследования (ИФА), в настоящее время не используются в связи с их недостаточной чувствительностью и низкой информативностью. Лечение Основная задача лечения хламидийной инфекции — эрадикация С. trachomatis и разрешение клинических проявлений инфекции. Важно отметить, что выявление у пациента хламидиоза обязывает к проведению профилактического лечения полового партнера. В рекомендациях Европейской ассоциации урологов (European Association of Urology, EAU) по лечению ИППП [10, 11] и рекомендациях Международного центра по борьбе с половыми инфекциями (International Union against Sexually Transmitted Infections, IUSTI) (2011), также как в Российских национальных рекомендациях по антимикробной терапии и профилактике инфекций почек, мочевыводящих путей и мужских половых органов, из альтернативных препаратов в схемах лечения хламидиоза указаны фторхинолоны (левофлоксацин) [12]. Кроме того, известно, что в США левофлоксацин является единственным фторхинолоном, разрешенным Управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств (Food and Drugs Administration of the United States, FDA) в качестве средства выбора при лечении инфекций мочевыводящих путей (негонококкового уретрита, урогенитального хламидиоза, гонококковой инфекции и хронического бактериального простатита). Общие принципы терапии неосложненных и осложненных форм хламидийной инфекции представлены в табл. 1 и 2. Особо следует подчеркнуть, что осложненные формы хламидиоза (эпидидимит, орхит, простатит) требуют увеличения продолжительности антибактериального лечения на срок от 14 до 28 дней. Кроме того, известно, что при лечении больных с хроническим простатитом требованиям доказательной медицины отвечают только альфа-1-адреноблокаторы, нестероидные противовоспалительные препараты и фторхинолоны (левофлоксацин) [13, 14]. На фармакологическом рынке России левофлоксацин представлен несколькими препаратами, один из которых Ремедиа (активное вещество левофлоксацин гемигидрат 256 мг/512 мг/768 мг, эквивалентный левофлоксацину 250 мг/500 мг/750 мг). Ремедиа — противомикробное бактерицидное средство широкого спектра действия из группы фторхинолонов. В качестве активного вещества содержит левофлоксацин — левовращающий изомер офлоксацина. Целью настоящего исследования явилось изучение эффективности и безопасности фторхинолона 3-го поколения левофлоксацина, коммерческое название Ремедиа, в лечении хронического бактериального простатита (ХБП) и хронического простатита (ХП), ассоциированного с урогенитальным хламидиозом. Материалы и методы исследования Под наблюдением находились 48 мужчин в возрасте от 32 до 52 лет. Пациенты были разделены на 2 группы: 1-я группа (14 человек) — больные с обострением ХП, обратившиеся с характерными клиническими проявлениями простатита; 2-я группа (34 человека) — мужчины, обратившиеся на обследование перед планированием беременности в семье. После стандартного андрологического клинико-лабораторного обследования и на основании микроскопического и бактериоскопического исследования отделяемого из уретры и секрета простаты (ПЖ)/спермы диагноз ХБП был установлен у 14 пациентов 1-й группы. У 28 мужчин 2-й группы диагностирован ХП (категория IV) и еще у 6 пациентов ХП был ассоциирован с хламидийной инфекцией (C. trachomatis выявлены на культуре клеток МсСоу). При этом у больных 2-й группы на фоне ХП и бактериоспермии были отмечены нарушения нормальных параметров спермы (астенозооспермия, астенотератозооспермия, спермагглютинация, лейкоспермия). У всех больных возбудители, выявленные при бактериоскопическом обследовании, были чувствительны к Ремедиа. Препарат представлен в трех дозировках 250, 500 и 750 мг. Пациентам с ХБП проведен курс лечения Ремедиа в однократной суточной дозе 500 мг, ежедневно в течение 20 дней; у мужчин, в семьях которых которых планировалась беременность, имевших нарушение фертильности и ХП (категория IV) и ХП, ассоциированный с хламидиозом, длительность лечения составляла 10 дней, препарат назначался в дозе 500 мг 1 раз в сутки. Помимо базовой терапии Ремедиа все мужчины параллельно получили курс физиотерапии бегущим магнитным полем (аппарат «Интрамаг»), а для достижения лучшей элиминации возбудителя из организма использовали иммуномодулирующие ректальные суппозитории Полиоксидоний или Лонгидаза. Оценку эффективности Ремедиа проводили через 10–14 дней у больных с ХБП и через 21–30 дней у пациентов с ХП и хламидиозом. Оценка основывалась на данных микроскопического и бактериоскопического исследования ПЖ/сперма, у мужчин 2-й группы исследовали также спермограмму и контроль C. trachomatis. Микробиологическая излеченность отмечена во всех случаях, количество лейкоцитов в секрете ПЖ/эякулят достигли нормальных значений. При этом у 14 больных ХБП полностью разрешилась симптоматика простатита, а у мужчин с бессимптомной формой ХП и сопутствующей патоспермией параметры эякулята приблизились к нормальным показателям» в контроле — C. trachomatis не выявлены. Выводы Наши исследования подтверждают результаты ранее проведенных клинических исследований левофлоксацина, свидетельствующих о его высокой терапевтической эффективности при лечении практически всех форм урогенитальной инфекции. Профиль фармакокинетики, отличная способность проникновения активного вещества в ткань ПЖ, удобство применения препарата Ремедиа (1 раз в сутки) позволяют рекомендовать его в качестве одного из высокоэффективных антибактериальных средств в лечении больных ХБП и ХП, ассоциированного с хламидийной инфекцией. Нежелательных побочных явлений ни в одном случае отмечено не было. Урогенитальный хламидиоз — один из факторов, вызывающих нарушения оплодотворяющей способности сперматозоидов. Литература Божедомов В. А., Громенко Д. С., Ушакова И. Я. Причины оксидативного стресса // Проблемы репродукции. 2008, т. 14, № 3, с. 63–67. Торопцева М. В. Роль оксидативного стресса в патогенезе различных форм мужского бесплодия. Автореф. дис. на соиск. уч. степ. к.м.н. М., 2009. Божедомов В. А. Хронический простатит: клинические и иммунологические аспекты // Эффективная фармакотерапия. 2013, № 16, с. 8–10. Перепанова Т. С. Уретрит и уретральный синдром // Эффективная фармакотерапия. 2013, № 16, с. 6–10. Karen L., Hart G. Knowledge of C. trachomatis among men and women approached to participate in common — based screening Scotland // UK BMC Public Health. 2010, 10, 794. Workowski K., Berman S. Centers for Disease Control and Prevention (CDC). Sexually Transmitted Diseases Treatment Guidelines, 2010 MMWR Recomm. Rep., 2010, 59 (RR-12): 1–10. Lushnikova E., Nepomnyashchikh, Abdullaev N. Role of sexualle transmitted infections in the structural and functional reorganization of prostate Bull // Exp. Biol. Med., 2012, v. 153, № 2, р. 283–288. Sadrpour P.,., Bahador A.., Asgari C. Detection of C. trachomatis and Mycoplasma Genitalium in semen samples of infection view using PCR // Teheran University Medical Journal. 2013. V. 70, № 10. Кондратьева Ю. С., Неймарк А. И., Еркович А. А. Клинико-морфологические особенности хронического уретропростатита, ассоциированного с хламидийной и микоплазменной инфекцией // Бюллетень сибирской медицины. 2012, № 2, 24–30. Grabe M., Bishop M., Bjerklund-Johanson T. et al. Guidelines on urological infections // European Association of Urology. 2009. p. 78. Lanjouw E., Osserwaard J. et al. European Guideline for the management of Chlamydia trachomatis infections // Int. J. STD AIDS. 2010, v. 21, № 11, р. 729–737. Российские национальные Рекомендации по антимикробной терапии и профилактики инфекций почек, мочевыводящих путей и мужских половых органов. М., 2012. С. 38–40. Пушкарь Д. Ю., Зайцев А. В. Современное лечение инфекций мочевыводящих путей // Вестник практического врача. 2012, № 1, с. 3–7. Дорофеев С. Д., Красняк С. Д. Применение левофлоксацина в урологической практике // РМЖ. Урология. 2012, № 18, с. 917–920.

Комментариев нет:

Отправить комментарий