28 июля 2021 г.

И здесь много компетентных мнений....

«Я говорю пациентам, что прививку делать не нужно» Почему врачи отговаривают россиян от вакцинации. Оглавление «Он стал говорить, что вакцина — это ерунда» Тезис №1. «Вакцина, созданная за полгода, — это даже не смешно» Тезис №2. «Неправомерный период» Тезис №3. «Прививку делают чуть ли не в туалетах» Тезис №4. «Медотводов не давать» Тезис №5. «Развился аутизм» Тезис №6. «У нас практически все переболели» Тезис №7. «COVID-19 стал как грипп» Тезис №8. «Делает человека ген­но­мо­ди­фи­ци­ро­ван­ным» Тезис №9. «Укололся и тут же умер» «Врачи повторяют городские легенды» Unsplash.com/CC0 Этот текст подготовлен независимым изданием «Холод». Подпишитесь на него в соцсетях: Instagram, ВКонтакте, Facebook. После объявления обязательной вакцинации от COVID-19 в России в публичном пространстве начали активно распространяться сообщения о том, что медики не рекомендуют своим пациентам прививаться и не считают всеобщую вакцинацию необходимой мерой борьбы с эпидемией. «Холод» поговорил с врачами, выступающими против вакцинации от коронавируса, а также с людьми, которых медики отговаривали прививаться, чтобы выяснить причины происходящего. «Он стал говорить, что вакцина — это ерунда» Лизе 35 лет, она живет в Санкт-Петербурге и работает менеджером по управлению социо-культурными проектами. Несколько месяцев назад она пришла в поликлинику №37, чтобы привиться второй дозой вакцины от COVID-19. Новость «Спутник V», «ЭпиВакКорона» и «КовиВак»: в чем разница? «Когда я приходила ставить первую дозу, осмотр проводила милая женщина, которая хвалила пациентов за то, что они такие ответственные, — говорит Лиза. — А в этот раз осмотр проводил пожилой врач. Он стал говорить, что вакцина — это ерунда и от нее нет никакого толку». При этом, по словам Лизы, врач был без маски и толком не проводил осмотр и не мерил пациентам температуру. «Я спросила, будет ли он измерять какие-то показатели, — рассказывает она. — Он померил мне давление и заявил: “Ну я примерно так и написал”». Она удивилась, что врач записывает информацию о пациентах наугад и уверяет, что вакцина бесполезна, но спорить не стала — сделала прививку, а позже написала письмо в администрацию поликлиники и описала в нем ситуацию. Прошло больше четырех месяцев, но на ее обращение так никто и не ответил. 28-летняя Ксения из Санкт-Петербурга работает юристом. По ее словам, когда она пришла на вакцинацию, врачи пытались отговорить ее делать прививку. «Это было 28 мая в 38-й поликлинике на Кавалергардской улице, — рассказывает Ксения. — Перед вакцинацией нужно было заполнить анкету и подписать согласие на обработку данных. В анкете был вопрос, болела ли я коронавирусом. Я переболела в январе и написала об этом». Дальше она прошла в кабинет осмотра — в нем был врач и две медсестры. «Они начали вбивать мои данные в базу, — говорит Ксения. — Но потом увидели, что я переболела, и спросили, сдавала ли я тест на антитела и сколько времени прошло. Стали говорить, что обязательно должно пройти полгода после болезни, иначе могут быть последствия». Ксения попросила объяснить, какие именно последствия ее ждут, но врач лишь повторил, что «могут быть последствия». *** В первых рекомендациях Минздрава о вакцинации от февраля 2021 года говорилось: «Лица, переболевшие COVID-19, и лица, имеющие положительные результаты ранее выполненного исследования на наличие иммуноглобулинов классов G и/или М к вирусу SARS-CoV-2, не прививаются». Так как анализ на антитела не является обязательным и врач не всегда спрашивает об этом пациента, решение о прививке переболевшие принимали по сути самостоятельно — они могли сказать про антитела на осмотре или промолчать. 2 июля министерство обновило свои рекомендации, радикально изменив позицию по переболевшим. Теперь в документе сказано, что антитела не надо измерять и учитывать при вакцинации, так как не существует «определенного защитного уровня». Значение имеет только время, которое прошло после заболевания. В «экстренном» режиме ведомство рекомендует вакцинироваться через полгода после болезни, в «рутинном» (когда в стране будет достигнут коллективный иммунитет) — через год. *** «Мне стало страшно, вспомнились истории из интернета про людей, которые вакцинировались и тяжело заболели, — говорит Ксения. — Я ушла». Выйдя из поликлиники, она позвонила своему молодому человеку — пересказала разговор с врачом и поделилась страхами «Мы вместе стали вспоминать и поняли, что не знаем ни одного реального случая последствий после прививки у знакомых, — говорит она. — Научных подтверждений тому, что сказал врач, мы тоже не нашли». Тогда она решила вернуться в поликлинику, заново отстоять очередь и все-таки пройти вакцинацию. Ксения рассказывает, что, снова встретившись с врачом, она еще раз попросила объяснить, каких именно ей ждать последствий. «Он сказал, что, раз я переболела меньше полугода назад, у меня может быть тяжелый период адаптации после прививки, — говорит она. — Поднимется температура, возможно, придется даже вызывать скорую». В конце концов врач все-таки допустил Ксению до вакцинации, но перед этим попросил, чтобы она написала в своей анкете, что не имеет претензий к медицинскому персоналу поликлиники, и поставила подпись. «В итоге никаких ужасных последствий не было, — говорит Ксения. — Немного болело плечо, температура поднималась не выше 38, а через два дня все прошло. Так же было у многих знакомых, которые не переболели». В июне 2021 года команда мобильного приложения «Справочник врача» провела опрос об отношении медиков к вакцинации от COVID-19. В исследовании участвовали больше двух тысяч врачей разных специализаций. Из них 35% ответили, что не готовы вакцинироваться. 37% также отметили, что они не стали бы советовать вакцинацию родственникам и знакомым, потому что «не уверены в эффективности вакцины». При этом 45,4% заметили, что кампания по массовой «принудительной» вакцинации может поменять их отношение к прививкам от COVID-19 в худшую сторону. Избегайте этих мест во время пандемии. 13 локаций, где риск заразиться особенно высок, — в нашей галерее: 13 ФОТОГРАФИЙ Отговаривать от прививки могут не только врачи в поликлинике, но и друзья или родственники-медики. «Моя мама работает медсестрой в женской консультации, — говорит 26-летняя Екатерина из Санкт-Петербурга. — Она звонила мне каждый день, иногда даже несколько раз в день, и слезно умоляла не делать прививку. Говорила, что многие ее знакомые врачи и медсестры не стали ее делать, потому что не доверяют российской вакцине. У меня маленький ребенок, и мама считала, что я могу “что-нибудь ему передать”». Несмотря на уговоры, Екатерина все-таки прошла вакцинацию. 30-летняя Мария из Санкт-Петербурга рассказывает, что ее мама — тоже медсестра — полгода работала в одном из российских ковидных центров и «видела все ужасы», с которыми могут столкнуться люди, тяжело переносящие болезнь. «Но даже после этого она отговаривала меня делать прививку, — говорит Мария. — Говорила, что я дурочка, если хочу вакцинироваться. Рассказывала, что ее коллеги тоже против вакцины и отговаривают своих родных. У них в больнице распространено мнение, что в российскую вакцину напихали непонятно что и она вообще не работает». Мария, как и Екатерина, не послушала уговоров матери и тоже записалась на прививку. 31-летняя Анна (имя изменено) из Москвы говорит, что ее знакомый врач-психиатр, который работает в крупном медицинском учреждении, рассказывает знакомым, что вакцинация — это результат заговора. «Он утверждает, что у каждой ампулы есть свой номер, потому что в них содержатся ДНК-маркеры, — объясняет Анна. — И в дальнейшем они позволят полиции находить участников преступлений. Он говорит, что среди его коллег-врачей никто не вакцинировался — все просто сделали фальшивые справки». По словам Анны, ее знакомый считается «хорошим, компетентным» врачом — поэтому, несмотря на то, что его специализация не связана с вирусами, люди могут к нему прислушиваться. Новость Как часто люди заболевают ковидом после вакцинации? Некоторые врачи, выступающие против прививок, свое мнение стараются не афишировать — делятся соображениями только с друзьями и близкими. Другие ведут организованную работу, устраивают протесты и онлайн-митинги. В июне 2020 года в России появилась официально не зарегистрированная организация «Независимая ассоциация врачей». На сайте организации участники называют пандемию «ПЛАНдемией» и пишут о том, что это «нагнетание паники». Организацию связывают с широко известной в Самаре Светланой Ладой-Русь (Пеуновой), объявленной в международный и федеральный розыск — она заочно арестована по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере (по версии следствия, Лада-Русь совместно с сообщниками присвоила чужое имущество) и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. «Независимая ассоциация врачей» публикует на своем сайте материалы, посвященные вакцинации — в них, среди прочего, утверждается, что данные об эффективности «Спутника V» сфальсифицированы. В июне ассоциация провела онлайн-митинг «Нет прививочному террору», на котором выступали врачи и пациенты с рассказами об опасностях вакцины. Также представители ассоциации подали административный иск к Минздраву и потребовали признать его профилактические действия незаконными (суд отказался его принять, это решение обжаловано). Неврологу Алине Лушавиной из Самары 31 год, она — председатель «Независимой ассоциации врачей». Лушавина уверена, что большая часть медицинского сообщества согласна с ней, хоть и не все высказывают свое мнение вслух: «Врачи в своей массе просто ставят штамп о вакцинации по договоренности с медсестрой, — считает она. — Вакцинируются единицы — те, кто разучился думать, троечники или люди, связанные с властными структурами». Тезис №1. «Вакцина, созданная за полгода, — это даже не смешно» «Холод» нашел врачей, которые отговаривают своих пациентов прививаться, и выяснил, как они это аргументируют. Один из самых популярных тезисов, которые приводят врачи, настроенные против прививки от COVID-19, — это то, что и российская, и зарубежные вакцины были созданы очень быстро, хотя обычно разработка и испытания новых вакцин ведутся годами. «Прививочные материалы не прошли достаточного клинического испытания, — уверена 73-летняя Надежда Шабашова, иммунолог, доктор медицинских наук, профессор Северо-Западного медицинского университета имени И.И. Мечникова. — Любая вакцина должна апробироваться как минимум четыре-пять лет. Только тогда становится видно, предотвращает ли она заболеваемость. А сейчас вакцинация идет, а заболеваемость только возрастает». Unsplash.com/CC0 Шабашова считает, что сейчас в России многие люди «слушают бред, который несут с экранов», и «идут как овцы на заклание». «Главный закон РФ — это Конституция, — говорит врач. — А по Конституции все прививки добровольны, и каждый человек должен это понимать и принимать собственное решение (ни прививки, ни добровольное согласие на медицинское вмешательство в Конституции не упоминаются, они прописаны в законе — равно как и исключительные случаи, когда получать согласие пациента не нужно. — Прим. «Холода»). С ней согласна и 34-летняя врач-невролог из Новосибирска Кристина Федорова, которая называет массовую вакцинацию от COVID-19 «глупостью» и «нарушением прав человека». По ее словам, «сейчас ведется клиническое исследование в режиме реального времени на всех людях, и какие будут последствия, будет известно только потом». Новость Как я привилась и переболела ковидом «В инструкции к вакцине прямо написано, что эпидемиологическая эффективность не изучалась, что антитела не образуются и эффективность неизвестна. Но, когда я начинаю общаться с коллегами, которые выступают за вакцинацию, оказывается, что они инструкцию и не читали», — говорит невролог Алина Лушавина (на самом деле в инструкции написано: «Защитный титр антител в настоящее время неизвестен. Продолжительность защиты неизвестна. Клинические исследования по изучению эпидемиологической эффективности продолжаются в настоящее время. По данным промежуточного анализа эффективность составляет более 91%». — Прим. «Холода»). 50-летняя врач-невролог Ольга Мамыкина, которая работает в одной из частных клиник в Москве (просила ее не называть) как с детьми, так и со взрослыми, а также называет себя «сертифицированным натуропатом» (натуропатия — ненаучная форма альтернативной медицины. — Прим. «Холода»), отмечает, что обычно вакцины проходят «довольно длительную апробацию, а здесь — мы не знаем о последствиях». «То, что прививают всех подряд — это ограничение свобод людей, вот это мне не нравится. Мне на это тяжело смотреть, потому что помимо психиатрического и неврологического образования, у меня есть специализация организатора здравоохранения. То, что происходит сейчас в этой сфере — какой-то кошмар. У нас пока нет данных, на основе которых можно сделать вывод, что это хорошая вакцина», — говорит Мамыкина. Детскому хирургу Анне Ивановой (имя изменено) 65 лет, она работает в одной из подмосковных клиник. «Мы с моими коллегами-товарищами учились еще в СССР, — говорит Иванова. — Вне зависимости от нынешней специализации мы все изучали вирусологию, микробиологию, иммунологию. И у нас мнение одно, другого быть не может, если включить думательный орган». Иванова говорит, что «прививка, созданная за полгода, — это кот в мешке» 55-летний Артур Ной — по образованию психиатр и психотерапевт — называет себя врачом-гомеопатом (гомеопатия — альтернативная медицина, основанная на псевдонаучных принципах. — Прим. «Холода»), он ведет свою частную практику. Он считает, что «вакцина, созданная за полгода, — это даже не смешно». Но многие врачи, по словам Ноя, призывают пациентов вакцинироваться, потому что «все люди разные, и кто-то подвержен страхам и внушениям». Особенно, по его мнению, им подвержены женщины — «такова наша биология» (женщины почти в два раза чаще мужчин страдают от тревожности, это связывают как с особенностями воспитания, так и с гормональным фоном. — прим. «Холода»). *** Во время пандемии вакцины по всему миру получили экстренное разрешение на применение. Несмотря на то, что их ввели в оборот быстрее, чем обычно, они прошли все необходимые стадии клинических исследований на значительных группах добровольцев. Исследование безопасности и эффективности российской вакцины «Спутник» проведено на группе из почти 22 тысяч человек, его результаты были подтверждены публикацией в ведущем научном журнале The Lancet. Создатели «Спутника» и других вакцин объясняют скорость их разработки тем, что они созданы для нового вируса, но по заранее отработанной технологии. «Мы [три года] делали вакцину против MERS (Middle East respiratory syndrome — ближневосточный респираторный синдром; воспалительное заболевание органов дыхания, вызываемое вирусом рода Betacoronavirus. — Прим. «Холода») и пробовали разные варианты. Это была большая работа, мы дошли до второй фазы клинических исследований. Поэтому, когда появился другой коронавирус, ближайший собрат из группы бета-коронавирусов, у нас не было никаких сомнений, что и как делать. Творческих мук не было. Копипейст в буквальном смысле», — рассказывал руководитель научной группы Центра имени Гамалеи Денис Логунов. «Аденовирусные вакцины (к ним относятся «Спутник-V», AstraZeneca и Johnson & Johnson. — Прим. «Холода») введены сотням миллионов людей, уже полгода как это применяется. Мы не видим [среди последствий] ничего сверхъестественного и теоретически не ожидаем», — отмечает 86-летний вирусолог, профессор НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени Гамалеи, доктор медицинских наук Анатолий Альтштейн. 56-летний инфекционист Дмитрий Трощанский, работающий в ГКБ №40 в Коммунарке, объясняет, что «нежелательные явления от вакцин, в том числе, отдаленные, возможны, но частота их появления не сопоставима с риском смерти от коронавируса». ***

Комментариев нет:

Отправить комментарий