9 ноября 2020 г.

У нас вот такие новости...

 На подходящей к концу неделе в Латвию стал поставляться препарат Veclury, для лечения пациентов с COVID-19, активным веществом которого является ремдесивир.

По сообщению представителя Национальной службы здравоохранения (NVD), в октябре правительством был решен вопрос о выделении финансирования на закупку медикамента Veclury. Договор с производителем -- компанией Gilead был заключен NVD 30 октября.

 

В общей сложности в нашу страну до декабря месяца должны поставить 2850 флаконов данного препарата. Лекарство получит Рижская Восточная клиническая университетская больница, откуда оно будет распределено по другим больницам, где проходят лечение пациенты с COVID-19.

 

По подсчетам Минздрава, Veclury потребуется примерно трети госпитализированным пациентам с COVID-19. Для лечения одного человека нужно 11 доз, значит, за три месяца их количество составит 2850. Общая стоимость этого объема — 1,1 млн евро.

 

Ремдесивир называют первым лекарственным средство, разрешенном на уровне Евросоюза для лечения COVID-19 у взрослых и подростков с 12 лет с пневмонией, которым требуется дополнительный кислород.

 

Примечательно: препарат был одобрен по ускоренной процедуре!

 

В конце июля Еврокомиссия подписала контракт с Gilead на закупку ремдесивира, после того как 90% запаса препарата приобрела администрация США. Казалось бы, мир спасен!

 

Но вот что пишет Meduza

 

Эксперты ВОЗ провели крупное международное клиническое исследование препаратов против коронавирусной инфекции, в итоге выяснилось: ни один из включенных в исследование препаратов не принес никакой значимой пользы пациентам. Обиднее всего ситуация с антивирусным препаратом ремдесивир, на который возлагалось много надежд, так как были обнадеживающие результаты. Руководитель научной экспертизы венчурного фонда Inbio Ventures Илья Ясный поясняет, что обычно разработка новых лекарств занимает лет 10, и в подавляющем большинстве случаев заканчивается провалом.

 

«В условиях пандемии COVID-19 человечество себе такой роскоши позволить не может, поэтому против нового коронавируса попытались использовать уже существующие лекарства. Однако, несмотря на опасность вируса, не менее опасной может быть поспешная регистрация и широкое внедрение в практику недостаточно протестированных лекарств. <...>

 

Баланс пользы и риска должен устанавливаться в масштабных, хорошо спланированных клинических исследованиях. Широко известна история со взлетом и падением гидроксихлорохина. Впрочем, в глазах специалистов никакого взлета и не было: препарат показал какую-то эффективность в плохо спланированных исследованиях на небольшом количестве пациентов, а в более масштабных исследованиях ожидаемо провалился, включая профилактический прием у контактировавших с больным пациентом.

 

Многие эксперты возлагали надежды на низкомолекулярный ингибитор вирусной РНК-полимеразы ремдесивир, хотя он не показал особой эффективности ни для лечения гепатита С, ни против вируса Эболы.


Первое такое исследование на 1062 пациентах, проведенное Национальными институтами здоровья США (NIH), показало, что ремдесивир у тяжелых пациентов снижает медианное время выздоровления с 15 до 10 дней. Он также показал тенденцию к снижению смертности с 11,6 до 8%. Стало ясно, что этот препарат хоть и не панацея, но может быть полезен для лечения госпитализированных пациентов (для амбулаторного лечения его не рассматривали, так как препарат инъекционный).

 

На основании этих результатов ремдесивир еще 1 мая получил в США временное разрешение для тяжелых больных. Затем одобрение на схожих условиях ремдесивир получил и в ЕС. В августе временное разрешение было расширено до всех госпитализированных пациентов независимо от тяжести заболевания.

 

Финальные результаты исследования были опубликованы 8 октября, было показано снижение смертности с 11,9 до 6,7% на 15-й день и с 15,2 до 11,4% на 29-й день.

 

Однако 15 октября были опубликованы промежуточные данные исследования «Солидарность» (SOLIDARITY), которое проводит ВОЗ с марта 2020 года. В исследовании до 4 октября приняло участие 11 330 человек, из которых 2750 получили ремдесивир, 954 — гидроксихлорохин, 1411 — комбинацию лопинавира и ритонавира («Калетру»), 2063 — интерферон-бета 1а, 4088 — плацебо.

 

Выяснилось, что ни одно из лекарств не показало превосходства над плацебо ни по смертности, ни по скорости излечения, ни по длительности госпитализации. От гидроксихлорохиналопинавира/ритонавира и интерферона никто ничего и не ожидал — про первые два препарата все стало окончательно понятно еще в июле, тогда же было остановлено дозирование ими в рамках исследования. А вот от ремдесивира явно ждали большего. Но заключение гласит, что полученные данные несовместимы с гипотезой значимого влияния препарата на смертность. Проще говоря, если от ремдесивира и может быть какая-то польза при ковиде, то очень небольшая».

 

Правда, разработчик препарата -- компания Gilead раскритиковала результаты «Солидарности»: указывалось на то, что публикация пока не прошла независимого рецензирования, а также, что в виду открытого исследования пациенты и врачи знали, какой препарат кто получает.

Авторы публикации, в свою очередь, замечают, что на такой параметр, как смертность, открытость исследования существенно влиять не должна. Как бы то ни было, исследование «Солидарность» продолжается, и набирает по 2000 человек в месяц, которые будут получать ремдесивир, моноклональные антитела и другие, заслуживающие внимания, методы терапии.

 

В рамках темы grani.lv поинтересовались мнением главы ДРБ: Григория Семенова:

 

«Вчера проходила очередная видеоконференция, в которой приняли участие представители крупных больниц Латвии, Ассоциации врачей, госструктур…

 

Могу сказать, что в рамках мероприятия к ремдесивиру, со стороны латвийских медиков, выражалось скептическое отношение. Препарат прошел всего одно клиническое исследование из четырех. Для его действия необходимы определенные условия, гарантии на излечение не дается. Выписываться ремдесивир будет через консилиум врачей. На данный момент препарат получает всего один пациент в Риге. О каких-то изменениях в динамике его болезни пока говорить рано. Ясно одно: ремдесивир – это не панацея.

 

На текущий момент действенной терапией можно воспринимать то, как лечили президента США Трампа, что обошлось очень и очень дорого. Вторая надежда на иммунитет, который мы и стараемся поднять тем, кто попадает в больницу.

 

Сегодня в ДРБ находятся 23 пациента в Covid-19, увеличилось количество больных, поступающих в более тяжелом состоянии. В начале ноября один 83-летний больной умер, спустя два часа после поступления. Человека не удалось спасти в виду того, что у него имелось много хронических заболеваний», – поясняет Г. Семенов.

 

В настоящее время среди исследуемых лекарств много надежд возлагается на моноклональные антитела, которые показали первые обещающие результаты. Однако ученые признают: хотя они, как и другие исследуемые лекарства, потенциально способны снизить смертность, либо ускорить выздоровление, -- все равно не могут повлиять на ход пандемии. Для этого необходимы вакцины, снижающие передачу вируса от человека к человеку. Пока же с нами остаются уже привычные маски, дистанцирование и прочие, принятые во спасение противоэпидемические меры.

Комментариев нет:

Отправка комментария