23 июня 2020 г.

Его используют в восхождениях на Эверест при воспалениях лёгких.

Наука и практика

Дексаметазон: прорыв в лечении COVID-19?

Доступный, дешевый противовоспалительный препарат может спасти жизнь, но только при тяжелой форме коронавирусной инфекции.



Depositphotos.com

«Научный прорыв»

16 июня в заголовках всех мировых СМИ появилась сенсационная новость — давно и хорошо известный глюкокортикостероидный препарат дексаметазон оказался чудодейственным средством, буквально вытаскивающим с того света находящихся в критическом состоянии пациентов с COVID-19.
Во всяком случае, такие предварительные результаты показало проводимое учеными из Оксфордского университета (Великобритания) исследование RECOVERY — самый масштабный проект среди всех исследований, которые успели провести с начала пандемии (в нем задействовано свыше 11 с половиной тысяч пациентов из 175 британских больниц). Что важно, RECOVERY — высококачественное рандомизированное контролируемое исследование, то есть соответствует «золотому стандарту» проведения научных клинических исследований, чем в экстренной ситуации пандемии не могут похвастаться многие другие исследования. 
Цель RECOVERY состоит в оценке эффективности применения при COVID-19 различных лекарственных препаратов, которые изначально предназначены для лечения других заболеваний. Однако эти препараты, опять-таки в связи с экстренной пандемической ситуацией, врачи во всем мире пытаются использовать «вне инструкции», то есть применять их для спасения жизни пациентов с тяжелой формой коронавирусной инфекции. Среди препаратов, эффективность которых проверяют в ходе RECOVERY, присутствует и дексаметазон.
Среди госпитализированных в связи с COVID-19 пациентов были случайным образом отобраны 2104 человека, которые в течение десяти дней получали низкую дозу дексаметазона — 6 миллиграммов препарата в день (в таблетках или с помощью внутривенных инъекций). Эту группу сравнили с контрольной группой, в которую случайным образом включили 4321 пациента, получавшего стандартную терапию, без стероидов.
Оказалось, что дексаметазон снизил смертность среди пациентов, подключенных к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ), на треть (на 30%), а среди пациентов, получавших кислород через маску, — на 20%.
При этом пациентам в сравнительно легком состоянии, которым не требовалась поддержка работы органов дыхания, дексаметазон никакой пользы не принес.
Основываясь на этих результатах, можно сказать, что применение дексаметазона в низких дозах способно предотвратить смерть одного из каждых восьми пациентов на ИВЛ, среди которых уровень смертности максимален, или же смерть одного из каждых 25 пациентов на кислороде, среди которых уровень смертности немного ниже. Об этом говорится в пресс-релизе Оксфордского университета, который был выпущен до публикации результатов исследования в рецензируемом научном журнале.
Несмотря на отсутствие такой публикации, генеральный директор Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Тедрос Гебрейесус уже назвал исследование «спасающим жизни научным прорывом», потому что дексаметазон оказался первым препаратом с научно доказанной способностью снижать смертность среди самых тяжелых пациентов с COVID-19.

Как дексаметазон работает

Дексаметазон — синтетический глюкокортикостероидный гормон, обладающий противовоспалительным и иммуннодепрессивным (то есть подавляющим активность иммунной системы) действием. С начала 1960-х годов этот препарат широко применяется по всему миру при различных аутоиммунных, воспалительных, ревматических заболеваниях (ревматоидном артрите, системной красной волчанке и других), а также при астме и аллергиях.
Именно способность дексаметазона гасить чрезмерную активность иммунной системы лежит в основе столь позитивного эффекта от применения этого препарата у пациентов, оказавшихся в результате коронавирусной инфекции в критическом состоянии.
Дело в том, что в большинстве случаев причиной гибели пациентов с тяжелым течением COVID-19 является не вирус как таковой, а спровоцированный инфекцией так называемый «цитокиновый шторм».
Речь идет о ситуации, когда иммунная система «идет вразнос». В ответ на вирус легкие воспаляются, что приводит к избыточной выработке провоспалительных (способствующих дальнейшему воспалению) молекул, цитокинов. В результате развивается острый респираторный дистресс-синдром — иммунные клетки впадают в состояние гиперактивности и массированно атакуют ткани легких, что приводит к гипоксии (снижению уровня кислорода в крови) и другим угрожающим жизни последствиям. Дексаметазон, не оказывая никакого действия на вирус, тормозит процесс высвобождения цитокинов и тем самым заставляет утихнуть «цитокиновый шторм», снижая уровень воспаления в дыхательных путях.
Как и у любого другого лекарства, у дексаметазона есть негативные побочные эффекты. При приеме препарата могут наблюдаться реакции со стороны пищеварительной, нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой систем, а также могут развиваться нарушения обмена веществ. Однако для пациентов с COVID-19, находящихся в отделении реанимации, подобные побочные эффекты не столь важны, так как преимущества от приема препарата в данном случае существенно перевешивают возможный вред, отмечают специалисты.
Стоит также иметь в виду, что речь идет исключительно о пациентах с тяжелой формой коронавирусной инфекции — принимать дексаметазон тем, у кого COVID-19 проходит в бессимптомной, легкой или умеренной форме, и поэтому он лечится дома, ни в коем случае не нужно.
При этом важно, чтобы по времени прием дексаметазона был начат с прицельной точностью, не слишком рано и не слишком поздно, пояснил в интервью журналу Scientific American профессор медицины Университета штата Алабама (США), эксперт по «цитокиновому шторму» Рэнди Крон (Randy Cron). 
«Идеальный пациент, которому нужна терапия дексаметазоном, — тот, чье состояние требует госпитализации в связи с тем, что из-за инфекции начала страдать дыхательная система, что означает необходимость снизить активность иммунной системы», — подчеркнул он.
То есть в первые пять-семь дней после появления симптомов принимать дексаметазон ни в коем случае не надо, потому что иначе вы не дадите иммунной системе побороть инфекцию.
Однако если спустя примерно неделю после начала болезни состояние продолжает ухудшаться, пора госпитализироваться и начинать терапию дексаметазоном. Но сделать это нужно до того момента, когда уже потребуется подключение к ИВЛ или другие методы интенсивной терапии, тогда препарат успеет сработать и погасить «цитокиновый шторм», объяснил Крон.

Комментариев нет:

Отправка комментария