30 июня 2020 г.

Да, Мастерс и Джонсон.Лет 50 назад я прочитал о них в немецкой книге Нойберта "Новая книга о супружестве".

Мастера секса: как различаются мужской и женский оргазмы

Выводы, сделанные исследователями в 1950-е годы, актуальны до сих пор.
wikimedia.org/CC 0
Возможно, вы уже смотрели сериал «Мастера секса», получивший премию «Эмми» и дважды номинированный на «Золотой глобус». Если да — то вы знаете о Уильяме Мастерсе и Вирджинии Джонсон, людях, которые развенчали множество мифов, связанных с сексуальностью. И не просто развенчавших мифы: эта пара исследователей, по сути, предвосхитила сексуальную революцию 1960-х годов.
Из книги Томаса Майера «Мастера секса. Настоящая история Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон, пары, научившей Америку любить» можно узнать, как эти двое талантливых и смелых ученых вели исследование в самые пуританские времена, и к каким выводам пришли. Невероятно, но факт: многие заблуждения, которые Мастерс и Джонсон развеяли еще шестьдесят с лишним лет назад, живы до сих пор! Проект Здоровье Mail.ru публикует фрагмент одной из глав этой книги — «Реакции человека». Русский перевод выходит в июле в издательстве «Лайвбук».
Томас Майер «Мастера секса. Настоящая история Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон, пары, научившей Америку любить» | Издательство «Лайвбук»
Свою знаковую книгу «Сексуальные реакции человека» Мастерс и Джонсон начали с предисловия, в котором сетовали на плачевный уровень представлений о человеческой сексуальности и на то, как мало общество делает, чтобы исправить такое положение вещей.
«Как биологи, бихевиористы, теологи и педагоги с чистой совестью продолжают отстаивать ныне существующую позицию полного неведения о реакциях человека в ущерб благополучию миллионов людей? — возмущались они. — Нет таких мужчин и женщин, которые на протяжении жизни ни разу не столкнулись бы со сложностями в сексе. Разве можно оставить этот аспект нашего бытия, влияющий на человека сильнее, чем любые другие физиологические реакции, не связанные с базовыми потребностями, без внимания, без объективного научного анализа?»
Эти идеалистические лозунги были эхом молодости Билла Мастерса, когда он возмущался невежеством Америки в сексуальных вопросах и был полон решимости исправить это. Книга была написана серьезным тоном исследователя-медика, водружающего свой флаг на новой земле и справедливо требующего признания своих открытий. Благодарность Альфреду Кинси, умершему двенадцатью годами ранее, Мастерс и Джонсон выразили с большим уважением, но в контексте сравнения. Поскольку Кинси и его команда «опубликовали монументальную статистическую выкладку о моделях сексуального поведения», Мастерс и Джонсон дали читателям понять, что работа Кинси относилась к социологии, а не к медицине. На самом деле, они считали, что в будущем историки будут оценивать Кинси с его огромным вкладом как предшественника их собственной работы, «распахнувшей закрытые прежде двери нашей культуры для тщательного исследования сексуальных реакций человека».
Мастерсу и Джонсон даже удалось найти у Фрейда цитату, звучавшую как боевой призыв к их работе: «Биология есть поистине царство неограниченных возможностей, мы можем ждать от нее самых потрясающих открытий и не можем предугадать, какие ответы она даст нам на наши вопросы несколькими десятилетиями позже. Возможно, что как раз такие, что все наше искусное здание гипотез распадется».
Некоторым образом, книга биологических открытий Мастерса и Джонсон стала тем самым зажигательным оружием, которое предсказывал Фрейд. Вместо теорий или предположений в «сексуальных реакциях человека» они оперировали фактами, подкреплявшими их утверждения.
Первый раздел книги подчеркивал общие моменты в реакциях мужчин и женщин во время секса — например, усиление кровообращения и мышечного тонуса. Они писали, что, несмотря на очевидные анатомические различия, «внимание будет уделяться прямым параллелям в сексуальных реакциях, поразительное сходство которых никогда прежде не оценивалось». Как орнитологи отмечают малейшие перемены в оттенках птичьего оперения, они отмечали и описывали такие моменты, как «изменение в плато-фазе цвета малых половых губ у женщин и приток крови к головке пениса у мужчин». Хотя ближе к концу книги именно Джонсон давала описание клинических случаев, основная часть 315-страничного текста об анатомии и физиологии секса принадлежала Мастерсу, использовавшему максимально «неконфликтный» язык, особенно для описания телесных актов.
Самым важным было то, что Мастерс и Джонсон обрисовали общую структуру полового акта, разделив реакции на четыре этапа.
Во время сексуальной стимуляции мужчины и женщины проходили через фазу возбуждения, плато-фазу, фазу оргазма и рефрактерный период. У разных людей интенсивность и длительность этих фаз могут варьировать. Но для системного подхода к непредсказуемому сексу этот обобщенный «цикл сексуальных реакций человека» годился как нельзя лучше.
Амбициозность их подхода могла конкурировать с теориями самого Фрейда, но при этом элементарное разделение на четыре фазы было понятно даже самому неопытному в вопросах секса человеку. Мужчины утверждали, что у них возбуждение наступает очень быстро. У молодых мужчин полная эрекция наступала буквально в течение трех-пяти секунд, стоило лишь задеть их либидо. Мужчинам зрелого возраста для полной готовности требовалось примерно в два-три раза больше времени, также колебалась степень твердости пениса, но наиболее достоверный признак возбуждения у мужчин оставался неизменным.
20 фактов о сексе — в нашей галерее:
У женщин возбуждение сперва проявлялось затвердением сосков, притоком крови к молочным железам, в течение десяти-тридцати секунд выделялась вагинальная смазка, и также влагалище несколько вытягивалось в глубину, готовясь к продолжению акта. У женщин в возрасте все было несколько дольше, но исследователи обнаружили, что при правильной стимуляции «эти реакции могут продолжаться даже по достижении восьмидесяти лет», что определенно было сюрпризом для пожилых людей.
Направляясь к экстазу, участники постепенно вступали в плато-фазу, временное состояние, которое можно назвать последней станцией перед пунктом назначения. У женщин влагалище максимально увлажнялось, малые половые губы и близлежащие ткани меняли «цвет сексуального напряжения» на оттенки от ярко-красного до бордового. Наиболее заметными были изменения клитора, регулирующего сексуальные реакции у женщин — он значительно увеличивался в размере, при этом его головка и тело втягивались под его капюшон. В плато-фазе у мужчин эрекция сохранялась, тестикулы увеличивались в размере и приподнимались, а также выделялось несколько капель слизистой жидкости. Представители обоих полов во время плато-фазы испытывали «сексуальный румянец» и «нарастающее сексуальное напряжение», сопровождающееся временным появлением кореподобной сыпи на туловище.
Один автор, описывая их насыщенную медицинской терминологией книгу, в которой обычному читателю без словаря не разобраться, назвал ее «почти непроходимой чащей медицинской латыни» — обращая, в частности, внимание на такие строки: «Высыпания макулопапулезного типа проявляются в первую очередь в эпигастральной области», что в переводе на обычный язык означало покрасневший от возбуждения живот.
Момент оргазма для обоих полов был расцветом жизненных ритмов, движением на полном ходу. У мужчин скорость сердцебиения и дыхания увеличивалась в несколько раз по сравнению с нормой, появлялось ощущение «неотвратимости эякуляции» в предстательной части уретры непосредственно перед извержением семенной жидкости через пенис. У женщины оргазм длился несколько дольше. Как только она достигала пика наслаждения, начинались волнообразные сокращения матки и верхней трети влагалища, повторяющиеся от четырех до восьми раз с интервалом в 0,8 секунды — примерно таким же, как и сокращения во время мужской эякуляции, — и постепенно угасали. Мастерс и Джонсон обнаружили, что при возбуждении у женщин передняя стенка влагалища движется вверх и вперед, создавая дополнительное пространство, а матка отодвигается назад, освобождая место для пениса. У обоих полов сокращения мышц тазового дна сопровождаются синхронными сокращениями анального сфинктера.
После кульминации мышечное напряжение спадало, кровь оттекала от набухших сексуальных органов, и наступала четвертая фаза — разрядка. Особенно заметным ее наступление было у мужчин, поскольку прежде твердый пенис быстро терял упругость. В течение недолгого времени он еще оставался плотным, а цвет отдавал фиолетовым, быстро уменьшаясь до своего обычного спокойного состояния. У женщин покрасневшая кожа светлела, кровообращение замедлялось, а сам рефрактерный период был слабо выражен и, судя по отчетам Мастерса и Джонсон, длился «в течение нескольких минут».
Мастерс и Джонсон дирижировали этими четырьмя фазами, как концертами Вивальди, хотя их утверждения о сходстве сексуальных реакций мужчин и женщин казались несколько натянутыми. «Параллели между мужским и женским сексуальными ответами на эффективную сексуальную стимуляцию подчеркивают в большей степени наличие физиологического сходства, нежели различий в сексуальных реакциях мужчин и женщин», — утверждали они.
Вместо того чтобы описывать два пола как противоположности, различающиеся подобно Адаму и Еве, Мастерс и Джонсон указывали, что у всех занимающихся сексом взрослых людей «физиологические реакции однотипны» и не зависят от личных предпочтений и антипатий. В качестве подтверждения они приводили кровенаполнение — приток венозной крови к половым органам, — а также такие очевидные вторичные признаки, как тяжелое дыхание и мышечные сокращения.
Скептики ставили под сомнение их четырехфазную модель и интересовались, не насильно ли проведены такие параллели и не слишком ли примитивно классифицированы.
Например, интервал сокращений в 0,8 секунды — как по секундомеру — имел «не столько практическое, сколько символическое значение», писал историк Пол Робинсон.
И продолжал: «Так мы видим, что на пике сексуального момента мужчина и женщина пребывают в абсолютной гармонии, двигаясь в едином ритме». Книга была написана очень демократичным языком, без прямого оспаривания принятого среди медиков ошибочного представления о мужском доминировании в сексе.
Тем не менее главное, исчерпывающе детальное открытие книги, основанное на наблюдениях за 328 женщинами и 312 мужчинами-добровольцами за период почти в десять лет, невозможно было не принять во внимание: по сексуальным возможностям женщины превосходили мужчин. Сама книга была составлена так, чтобы акцентировать это: 141 страница о женских сексуальных реакциях, и втрое меньше — о мужских.
Клинические заметки и иллюстрации составили настоящую карту чудесного мира женского тела, давая подробные описания ранее необъяснимых тайн искусства любви. Их выдающиеся открытия женских сексуальных реакций оказались главным аспектом всей клинической работы, исключительные последствия которой в течение следующих двадцати лет определяли и вдохновляли американскую сексуальную революцию. Мастерс, восхищенный женской мультиоргазмичностью, знал, что новые данные пошатнут идолов маскулинной американской культуры, одержимой тем, что он называл «фаллическими заблуждениями» и фантазиями. После первого оргазма мужчина целый час (или больше) отдыхал, демонстрируя временную импотенцию во время периода, деликатно названного периодом отката, и только потом мог продолжать. Но большинство испытывающих оргазм женщин готовы были продолжать немедленно, снова и снова — было бы настроение и возможность.
«У женщины отсутствует рефрактерный период, — писали Мастерс и Джонсон, сравнивая реакции представителей обоих полов. — Обычно она способна повторно испытывать оргазм, без посторгазмического угасания сексуального возбуждения».
Детальные описания множественного оргазма у женщин были представлены и в «Сексуальных реакциях человека», и в более ранних их публикациях. «В отличие от мужской способности испытывать всего один оргазм в течение короткого периода времени, многие женщины, особенно при клиторальной стимуляции, способны за считанные минуты испытать пять-шесть полноценных оргазмов», — сообщали авторы. Этот сценарий позволял воспринимать сексуальный потенциал женщин как настоящий фейерверк, по сравнению с которым мужчины казались лишь жалкими петардами.
До Мастерса и Джонсон медицинская литература описывала так называемый слабый пол как «фригидный» и немощный, неспособный соответствовать мужчине в постели. И хотя каждая шестая респондентка Кинси сообщала о множественных оргазмах, так же как и значительное количество состоящих в браке женщин в похожем исследовании психолога из Стэнфордского университета Льюиса Термана, большинство критиков продолжало игнорировать этот феномен, считая его исключением из правил или анатомическим отклонением, а — что самое смешное — специалисты мужского пола объявляли эти оргазмы ненастоящими. Мастерс и Джонсон доказали, что в биологической реальности все было совершенно наоборот. Они выяснили, что при множественных оргазмах у каждой отдельно взятой женщины эти оргазмы не отличаются с физиологической точки зрения. Мало того, каждый следующий оргазм был ярче предыдущего.
12 неловких вопросов к сексологу — посмотрите в галерее:
«Опрашивая подопытных женщин после множественных оргазмов в лабораторных условиях, мы выяснили, что каждый второй или третий оргазмический эпизод субъективно воспринимается ими как приносящий большее удовольствие или чувственное наслаждение, чем первый оргазм», — писали они. Некоторые женщины испытывали несколько непрерывных оргазмов подряд, некоторые возвращались к фазе возбуждения или плато, прежде чем испытать следующий.
«Мы убедились в одном важном явлении — во всяком случае, мы были удовлетворены этим открытием: каждая женщина от природы мультиоргазмична, — рассказывал позже Мастерс. — Раньше на это никто не обращал внимания».
Разгадывая тайны женского оргазма, Мастерс и Джонсон углубились в сложное строение клитора, этого маленького узелка из волокон любви, и его реакции в состоянии возбуждения. В отличие от предыдущих врачей-мужчин, включая автора знаменитой «Анатомии Грея», описывавших клитор как «орган, гомологичный мужскому половому члену», Мастерс и Джонсон уделили внимание его особенным, неповторимым характеристикам.
«Клитор — абсолютно уникальный орган в анатомии человека, — писали они. — В организме мужчины аналога этому органу не существует». Клитор не является уменьшенной копией или женским вариантом фаллоса, как ошибочно утверждали предыдущие анатомы. Также, вопреки теориям Фрейда, он не был объектом, на который переносили свою «незрелую» любовь мастурбирующие девочки до того, как выйдут замуж и научатся получать удовольствие правильно, путем вагинального оргазма. Вместо этого Мастерс и Джонсон объявили всю так называемую экспертную писанину «мешаниной из поведенческих концепций, не имеющей биологических подтверждений», и заявили, что «десятилетия “фаллических фантазий” мешали дальнейшим исследованиям, а не способствовали им».
Эти два исследователя попробовали определить взаимосвязь между клитором и влагалищем во время секса и не обнаружили различий в оргазмических реакциях. «Действительно ли клиторальный и вагинальный оргазмы являются разными явлениями с точки зрения анатомии? — вопрошали они. — С позиции биологии ответ на этот вопрос однозначен: нет». Также они добавили, что нет смысла сравнивать сексуальные функции клитора и пениса. Если время, за которое увлажняется влагалище, близко к времени, за которое мужчина приходит в возбуждение, то «общепринятое убеждение, что клитор отвечает на сексуальную стимуляцию так же быстро, как эрегирует половой член, ошибочно», настаивали Мастерс и Джонсон.
Их доказательства трудно было опровергнуть. Для неподготовленных читателей в книге содержалось несколько страниц карандашных рисунков, изображавших и набухшую грудь, и женские гениталии, включая втянувшиеся под капюшон тело и головку клитора перед оргазмом. Было также изображение ЭКГ, показывавшее интенсивное сердцебиение в момент оргазма, ускоряющееся до 180 ударов в минуту. Во время исследования женщины занимались сексом в положении на спине, в позе сверху, а также с поджатыми к груди коленями. Они удовлетворяли себя руками сами, либо это делали их супруги, либо это происходило с помощью той самой лабораторной машины, оснащенной камерой. Искусственный пенис давал прекрасный результат, когда женщины использовали его лежа на спине, но в позе наездницы его использование было «технически невозможным». Так что тем участницам эксперимента, которые предпочитали быть сверху, приходилось полагаться на получение оргазма естественным образом — с живым партнером. В любой позе — снизу, сверху, сбоку — результаты наблюдений только подчеркивали масштаб женских сексуальных реакций.
У женщин оргазм воспринимался всем телом — с «сильными ощущениями в области малого таза и клитора» и часто «чувством раскрытия», — в отличие от мужчин, сосредоточенных на эрекции и эякуляции.
Вопреки старушечьим поверьям и предвзятым мнениям врачей-мужчин, оказалось, что женщины могут наслаждаться близостью в любой период жизни. Исследование показало, что беременные могут заниматься сексом, не боясь навредить плоду, и что в период беременности интенсивность оргазмов может усиливаться, особенно во втором триместре. С возрастом женщинам также не обязательно снижать половую активность. Исследование среди 61 участницы старше 41 года, в том числе трех женщин от 71 до 80 лет, показало, что с возрастом страстность несколько снижается, но не угасает полностью.
«Нет никаких причин полагать, что переломный период менопаузы должен ослаблять сексуальный потенциал женщин, степень активности или влечение», — утверждали Мастерс и Джонсон. Они также изучали внешние факторы женских сексуальных реакций.
Камнем в мужской огород оказалось наблюдение, что самые яркие оргазмы женщины получали, мастурбируя в одиночестве, а не занимаясь сексом с мужчинами.
Некоторые женщины были способны не только на множественные, но все же отдельные, оргазмы, но (в редких случаях) на оргастический статус — пиковое состояние, длящееся от 20 до 60 секунд без отката в плато-фазу (в приложении была опубликована кардиограмма такого случая, дабы избежать обвинений в преувеличении). В книге не упоминались женщины, которые могли довести себя до оргазма с помощью воображения, без прикосновений, однако позднее, после выхода книги, были найдены и обследованы три такие женщины.
Большинство добровольцев в исследовании Мастерса и Джонсон имели сексуальный опыт и понимали свои физические ощущения, и этот фактор, несомненно, повлиял на результаты исследования, хотя экспериментаторы и настаивали на необходимости широкой выборки. В книге было указано, что «характер участниц варьировал от крайне застенчивого до допустимо независимого», а количество их предыдущих сексуальных контактов — «от одного до множества». Но непоколебимые физиологические данные делали акцент на том, что любая американка, «связанная узами брака», может испытывать оргазм во время секса. В противном случае причину стоило бы искать в религиозных или культурных установках, а не в анатомических нарушениях или себе лично.
При достаточном уровне информированности и одобрения, в отсутствие общественного осуждения, любая из них может жить сексуально полноценной жизнью. «Ни тотемами, ни табу, ни религиозной принадлежностью нельзя в полной мере объяснить ту силу, с которой женский оргазм сводится на нет как естественная психофизиологическая реакция, — убеждали своих читателей авторы в духе не медицинского пособия, но американской традиции книг из серии “помоги себе сам”. — Теперь, когда исследована физиология оргазма, женщины наконец смогут самостоятельно вывести свои сексуальные реакции на новый уровень».
Сексуальное удовлетворение, по утверждению Мастерса и Джонсон, было в руках самой женщины.
***
Для сравнения — мужской сексуальный отклик в том виде, в котором его описали Мастерс и Джонсон, мог бы показаться неполноценным и постоянно нуждающимся в поддержке. «Страх перед актом, растущий из культурных требований о необходимости удовлетворить партнера, в прошлом был возложен исключительно на мужские плечи», — писали они, словно имея в виду Геракла, держащего на своих плечах Землю. Их исследование показало, что эрекция — штука ненадежная, особенно для мужчины в возрасте. Семяизвержение становилось скудным и недолгим.
10 фраз, которые не стоит говорить мужчине с интимной проблемой, — в нашей галерее:
Некоторым мужчинам не удавалось контролировать преждевременную эякуляцию к разочарованию своих партнерш. На пути к оргазму женщины могли разносторонне себя контролировать, усилием воли сдерживаться и продолжать, но мужчины же вели себя как поезд, несущийся под откос. «В отличие от того факта, что переживание оргазма женщиной может быть прервано сторонними психосенсорными стимулами, мужской оргазм от начала сокращений репродуктивного органа невозможно ни приостановить, ни прекратить, пока не завершится выброс семенной жидкости», — отмечали они.
Мастерс и Джонсон также пролили свет и на другие темные «фаллические фантазии». Они объяснили мужчинам, предпочитающим развлекаться самостоятельно, что «самоудовлетворение» вовсе не сведет их с ума. Они обнаружили, что необрезанные мужчины контролировали эякуляцию и не страдали импотенцией ничуть не в большей степени, чем обрезанные. К восторгу постоянных посетителей спортивных залов, они подорвали «широко распространенное мнение о том, что эякуляция — во время мастурбации или полового акта — наносит ущерб физическому здоровью мужчин, занимающихся спортивной подготовкой».
Мужчинам, беспокоящимся о том, что потенция с возрастом может снизиться, был предложен принцип «работает — пользуйся». «Главным фактором в поддержании сексуальной эффективности для мужчин в зрелом возрасте является активная и регулярная половая жизнь», — советовали они. В разделе под названием «Пенис» — а каждому из половых органов в книге был отведен свой раздел — рассматривалось широко распространенное невежество, на котором строилось все мифическое значение этого органа в ориентированной на мужчин американской культуре.
«О пенисе много сказано, но мало показано. Искусство, литература, мифология веками воспевали, поносили и намеренно искажали этот орган, — писали они. — Это повлияло на нашу культуру, и в ней возникли многочисленные ложные представления о функциональной роли полового члена. Эти “фаллические фантазии” проникли в наше искусство и, возможно, даже сильнее, чем на культуру, повлияли на наши поведенческие и биологические науки».
В целом у них получился портрет довольно капризного полового органа. Они сообщали, что в фазе возбуждения эрекция пениса может пропасть «из-за внезапного громкого шума, испуганного возгласа, изменения освещения, температуры или при появлении обслуживающего персонала». Учитывая это, любая замужняя женщина может задаться вопросом, как при всех неоплаченных счетах, присутствующих в доме детях и работающем в спальне телевизоре ее муж вообще способен испытывать возбуждение. В отличие от выносливой и неизменно отзывчивой в постели женщины, поддерживать мужское возбуждение «в течение длительного времени» можно только с помощью «тщательного контроля разнообразия и интенсивности различных техник стимуляции» — короче, не давать возбуждаться слишком сильно и слишком быстро.
Исследование также показало, что для удовлетворения женщины мужчина должен уметь управлять своим семяизвержением. После эякуляции возможно поддерживать эрекцию еще некоторое время, если задержать пенис в вагине партнерши, а не попрощаться с ней побыстрее. Однако быстрый выход — как и любое другое занятие, когда усталый и желающий отдыха мужчина «решает пройтись, поговорить на посторонние темы, отвлечься на любую не связанную с сексом деятельность», — способствует скорому угасанию эрекции.

Комментариев нет:

Отправка комментария