5 мая 2019 г.

Миллионы...

РАзве только в Крыму так лечат? Бесплатно простых людей так лечат везде, потому что всем лекарств не хватает.  И кто виноват в том, что  не хватает лекарств? Ну уж точно не врачи. Они должны каким-то образом распределить имеющиеся ресурсы. И почему мы всей страной собираем ежедневно деньги на лечение больных детей? Значит государство даже детей не может бесплатно лечить. Не хватает денег в самой богатой стране мира.
Дык....откуда же эти деньги возьмутся? Нам, налогоплательщикам, каждый дюпутат обходится в миллиардные суммы. На детей не хватит, слишком большие аппетиты у министров и депутатов, которые тоже хотят кушать ( и ОЧЕНЬ ЖИРНО) из того же бюджета. Ну и на хрен им те больные дети? Помрут и ладно. Зато у дюпутата будет домик на Рублёвке. Денюшшка в офшоре, дитёнок в лондонах обучится, как нас  "обувать".
Какой ужас... Как мы дошли до жизни такой?! Особенно страшно, зная, что есть лекарства, которые могут помочь и даже вылечить, не получить их. Почему мы до сих пор терпим эту власть?!
КАТЯ,наш минздрав во главе с Голенко,пора давно разогнать.
Рачок так же легко "уговаривает" и в других странах и богатых и бедных. ВОЗ прогнозирует выход ОНКО в недалёком  будущем на первое место (сейчас это сердечно-сосудистые).  Земля прореживает "паразитиков" ...развелось тут ...

Молодому человеку питерские ученые прописали два препарата для лечения лимфомы Ходжкина. Так как стоимость курса была больше миллиона, в онкоцентре в Крыму его решили заменить альтернативными методами. Ивану говорили, что дорогого Брентуксимаба в аптеках полуострова нет вообще, но, как выяснили позже «Примечания», препарат просто никто из врачей не заказал. После вышедшей статьи Брентуксимаб для больного нашелся через несколько дней.
Подобная экономия для Крыма – норма. Это доказывает случай симферопольца Александра Телешева, который практически точь-в-точь повторяет историю Ивана, хотя здесь фигурируют еще более внушительные суммы.
Меланому у Телешева обнаружили в 2012 году. Он прошел три курса иммунной терапии, болезнь отступила. Мужчина воспитывал троих детей, практически забыв о страшной болезни. Этой зимой случился рецидив. Понимая, что увеличенные до размеров теннисных мячей лимфоузлы – недобрый знак, Александр пытался попасть на прием к врачу в Симферопольский онкоцентр имени Ефетова. Когда выяснилось, что очередь на прием расписана на несколько месяцев вперед, он отправился брать кабинеты штурмом.
Без записи его отказались принимать, он решился на отчаянный шаг – забежав в кабинет начмеда, Александр снял штаны. Перепуганный размерами лимфоузлов медик был попросту вынужден отправить больного к гематологу.
«Договорился по телефону и сказал, чтобы меня онколог принял без очереди, – рассказал «Примечаниям» Александр. –  Тот меня перенаправил на комиссию ВВК, где сказали, что не знают, как меня лечить, и что моя меланома не подлежит операции».
За назначением схемы терапии крымчанина отправили в московский институт имени Блохина. В Москве медики знали, чем лечить меланому и даже обнадежили Александра, что после курса капельниц можно будет удалить опухоли, сфокусировавшиеся в двух лимфоузлах. Кроме того, по их прогнозу, так как метастазы есть только в тех самых двух лимфоузлах, шансы на полное выздоровление очень велики.
Окрыленный Телешев вернулся в Крым. Из двух назначенных препаратов нашелся только один – «Опдиво». Ради справедливости стоит отметить, что курс лечения им тоже стоит недешево – 350 тыс рублей. Но это не так дорого, как второй препарат - «Ервой», за один флакон которого необходимо отдать миллион. И то лишь при условии, что закупать его будет госучреждение. Если приобретать препарат для лечения в частной клинике, сумма увеличивается на 70%. А их необходимо четыре.
Первую капельницу с «Опдиво» Александру поставили 16 апреля. Следующая, по его словам, была назначена на 29 апреля, но из-за выходного дня ее перенесли на 6 мая.
Чтобы прокапаться, нужно пройти все круги ада: собрать кучу анализов, в течение трех дней ежедневно по нескольку раз посещать гематолога. Для человека, который практически не передвигается — это испытание длиной в жизнь.
«На вопрос, почему так и нет второго препарата мне никто конкретного не отвечает, хотя несколько профессоров в Москве говорили, что лишь тандем этих лекарств может уменьшить мои лимфоузлы», – говорит Александр. Единственное, что он смог выяснить в местном ГУПе «Крымфармация»: «Ервой» еще ни разу и ни для кого в Крыму не закупали.
Сейчас Александру стало хуже: температура 40, рвота и он уже практически не передвигается.
Чтобы выжить и купить хорошо зарекомендовавший себя «Ервой» мужчина выставил на продажу дом и участок. Несмотря на низкую по сравнению с рыночной цену, покупателей пока так и не нашлось.
Но даже если он продаст свою недвижимость и сможет приобрести импортный препарат, то ему прямая дорога к частникам, дерущим втридорога.
«В нашем онкоцентре мой гематолог Лидия Викторовна Горбулева открыто сказала, что если я куплю препарат, то капельницу мне с ним она не поставит, так как никогда с ним не работала и экспериментировать она не будет. Я просил, чтобы они дали направление в Москву, но мне отказали», – рассказал больной.
В Минздраве «Примечаниям» сообщили, что о случае Телешева знают. По словам замминистра здравоохранения республики Николая Деркача, чтобы разрешить проблему, больному необходимо обратиться в поликлинику по месту жительства, после чего будет собрана врачебная комиссия, вердиктом которой станет ответ: закупят ли для него «Ервой»  или какой-то другой аналог.
«Он обратился ко мне через Facebook,— рассказал замминистра. — Обращение уже в работе. Сейчас препарата на складе нет, так как его закупают индивидуально, поэтому необходимо ждать решения врачебной комиссии и если оно будет положительным, то препарат можно будет закупить в течение 10 дней».
В Минздраве обещают выяснить, почему пациента до сих пор не направили на врачебную комиссию. «Пациент получит все необходимое лечение», — заверил Деркач.
Умирать в 41 год не хочется никому, Александра поддерживают дети, которые просят папу выздороветь.
«Они, глядя на меня, постоянно плачут, от того, что никак не могут мне помочь. А во взгляде большинства врачей в симферопольском онкоцентре наоборот читается: сдохните поскорее, вы слишком дорого обходитесь, а мне нужно выжить», – говорит Александр.
Можно понять и медиков: они привязаны к цифрам и за перерасход бюджетных средств их наказывают страховые. Но хочется верить, что мы еще не озверели до такой степени, чтобы желать смерти человеку ради экономии бюджетов.

Комментариев нет:

Отправка комментария