24 февраля 2019 г.

Вот что дурман любовный (это я про речку и дурёху) может наделать!

Слава Богу, никто не знает, что ребенок от Витьки!"

«святой» Саша
На второй день свадьбы случился скандал. Жених наотрез отказался от невесты! В чем причина, так и не как сказал Александр, по деревенской кличке «святой». Просто бросил все на свете и ушел. Жениха пытались уговорить всей свадьбой. Нет, куда там! Невеста в рев. Это же позор, на потеху бабам-сплетницам. Сватья остались ругаться и разбираться, кто, сколько потратил и кто, сколько кому должен. Остальные гости разъехались. Деревня затихла, ожидая дальнейших событий.
Аня, невеста сидела и все еще всхлипывала. Мать, Алевтина, сидела, выговаривала:
- Я же тебе говорила, не связывайся с ним. Это «святой» Саша! Что он тебе сказал, из-за чего сыр-бор?
- Когда ночью все произошло, он так тихо спросил: «почему не сказала, что уже не девушка?» И потом добавил: « Завтра я уйду. Свадьбы не будет» вот и все. Вначале думала все это шутка, и он не решится на такой шаг, когда целая свадьба идет.
Алевтина зло покосилась на дочь:
- Не надо было таскаться, с кем попало. Хотела его надуть, думала, типа, «блаженненький», все проскочит. Ан… шиш тебе… с маслом. У него нюх на ложь.
- А кто же его знал? Начала с ним ходить, все думала, когда же станет домогаться и представляешь мама, ни разу не намекнул. Месяц ходим, два, он даже за руку не взял. Один раз сама решилась, была, не была, поцеловала его. Он так дико посмотрел на меня, и сказал, чтоб больше не вешалась на него с поцелуями. Я оторопела.
- У него отец был такой, прямо таки монах. Скабрезных шуток не терпел, сразу от мужиков отходил, если те похабные анекдоты начнут травить. Говорила тебе, не связывайся.
- Ну, думала, тихоня, с девками не ходил, в таких делах тупой, а вот видишь, не получилось. А еще хуже, беременность не скроешь. Надеялась на этого тютю-матютю, а он сволочь вон какой оказался.
- Да ты что? От кого залетела, бесстыдница, говори? – оторопела мать.
Невеста снова заревела, Алевтина пошла, закрыла дверь, поплотней, чтоб не подслушали.
- Кто он и какой срок?
- Колька Скороваров. Уже два месяца.
- Да ты что, совсем ополоумела, со «святым» Сашкой гуляла, а с другим дите нагуляла? Где голова была?
- Да не знаю, где была. Посидела с Сашкой, до ночи. Он домой ушел. А мне не спиться. Вышла, на скамейке посидеть, а тут Колька идет откуда-то, гулял у кого-то. Присел и давай тары-бары-растабары. Полез целоваться.
- А что ты, почему не прогнала охальника?
- Что я, голова закружилась. Тоже ведь живой человек, два месяца не целованная ходила с этим «святым». Встали, пошли на речку, а дальше не помню.
- Что же делать-то? Мало того, позор приняли с этой свадьбой, теперь еще дите от другого. Ой, Аня, ой, дура ты! – выругалась Алевтина, потом немного погодя, - «Святой» Сашка в любви признавался тебе?
- Признавался, и сейчас любит. Говорил, что жить без меня не может. Что я для него идеал - светлый и чистый. А сам ушел, ненормальный, бросил свой идеал горевать, муку принимать от худой славы, – расплакалась Аня.
- Ладно, хватить ныть. Придумаем что-нибудь, - распорядилась мать, - ты как с Колькой? С чего это вдруг ты так доверилась ему, а?
- Нормальный парень. Жить думаю с ним можно.
- Тогда слушай сюда. Попробуем его захомутать.
- Как?
- А так, я сама с ним встречусь и разберусь с ним. Он у меня попляшет.
Прошло несколько дней. Шум вокруг несостоявшейся свадьбы поутих. Народ у Сашки спрашивают, мол, чего ты так с девкой поступил? В ответ глухое молчание. Алевтина шла в МТМ, где работал сварщиком Николай. Встала в воротах, подождала, пока Николай перестанет сверкать искрами и крикнула:
- Коля, подойди-ка сюда, разговор есть.
Николай снял маску, пошел к ней, вытирая руки тряпкой:
- Здравствуй, тетя Алевтина! Что случилось? Какой разговор?
- Ты, бесстыдник, когда думаешь сватов присылать?
- Вот тебе раз, с какого перепугу? – обалдело спросил Николай
- С какого? С такого! Аня, два месяца, как беременна от тебя. Или хочешь сказать, что не гулял с ней на речке, а?
- Да не было такого. Это вам она сказала? Привиделось ей это все. Ишь вы какие, Сашка бросил ее, как негодную, а я подбирай, да еще с ребенком.
- Ах ты, охальник, да я на тебя в суд подам, экспертизу проведем, докажем твое отцовство.
- Делайте что хотите, а Аньку замуж не возьму, зачем мне такая гулена, сама не знает от кого залетела? Нормальный мужик замуж брал, чего еще надо? Иди, давай, тетка Алевтина от греха! – сам повернулся и скрылся в темноте МТМ и, вскоре засверкала электросварка.
Алевтина постояла, проорала еще немного, кулаками погрозила в сторону ворот и пошла, не солоно хлебавши домой. Аня ее встретила немым вопросом.
- Чего смотришь? Не с хотел тебя Колька брать. Говорит, не его ребенок.
У Ани заблестели от слез глаза. Она кинулась ничком на кровать.
- Ладно, не реви, образуется еще. Бог милостив! – успокаивала мать.
Саша спокойно возвращался после работы домой, когда его окликнул Николай:
- Ну-ка погоди, «святой» Саша! Ты что это делаешь, а? С девкой гулял, ребенка ей заделал, а сам в кусты! Свадьбу сорвал, чтоб дите не воспитывать. А теперь этого ребенка на меня вешают, да?
- А причем здесь ты? – недоумевая, спросил Саша.
- Вот том – то и дело, что не причем. Аня, два месяца, как беременна, а ведь она тогда гуляла с тобой. Разве так поступают, а? А еще «святой» Саша, правду любит.
- Это кто тебе сказал про ребенка?
- Мать приходила, Алевтина. На все МТМ орала на меня.
- Ладно, ты иди, а разберусь, – сказал Саша и направился домой. По дороге шел и думал. Дома ни слова, ни говоря, поужинал, вышел, видать решился.
Алевтина месила тесто, когда увидела подходящего к дому Сашку. Она ойкнула и позвала дочь:
- Аня, гляди, кто к нам идет. Саша идет, какой-то серьезный.
Стукнула дверь в избу, вошел Сашка, глянул на выскочившую Аня и требовательно распорядился:
- Собирайся Аня. Пойдешь со мной.
- Куда это ты ее поволок на ночь глядя? - насторожилась мать.
- Она жена моя, не след ей у родителей болтаться, когда муж ест. Давай, долго ждать еще, - мужниным голосом прикрикнул на Аню. Та глянула на мать. Алевтина сообразила быстро:
- Делай, что муж велит. Собирай манатки и за ним ступай, пока зовет.
Аня кинулась в комнату. Алевтина подала табуретку зятю и спросила:
- А чего ты вдруг передумал Саша?
- Узнал, что дите скоро будет, плохо коли без отца расти будет. Почему сразу не сказали, Аня? – спросил у вышедшей пакетами жену. Та снова не поняла вопроса, - ладно, давай помогу, - взял тяжелую ношу и они вышли. Алевтина проводила их до ворот и перекрестила вслед.
- Говори всем, что ребенок этот от меня, поняла? – сказал Саша.
- Поняла! Прости меня, дуру!
- Не любил бы не простил! Только больше не врать, договорились?
- А ты и вправду, «святой» Саша! Не зря народ тебя прозвал, - облегчено со слезами сказала Аня, - всю жизнь любить буду тебя! – а сама подумала «слава Богу, никто не знает, что дите от Витьки», и они пошли по улице провожаемые любопытными взглядами односельчан.

Комментариев нет:

Отправить комментарий