13 июня 2017 г.

Моя мама тоже сотворила "липок" с моей помощью. Когда мы отмечали её 80 лет я вроде шутя, дал ей установку: "Ну, мама, теперь тяни до 90 лет - будешь долгожителем! Чем больше ты поживёшь, тем больше проживём мы-твои дети!" Последний год она сломала вторую шейку бедра (упала в коридоре) и жила на пансионе (её пенсия и наши с сестой деньги-350 евро в месяц) но потом цену взвинтили до 400 и сестра взяла её к себе, потом простыла и в больнице через месяц она дотянула до 90 лет. Был солнечный день, мы (я, сестра и племянница) поздравили её...Она смотрела прямо в пространство (глаза уже не двигались); я нагнулся и на ухо ей сказал:" Какая ты молодец, мама! Ты теперь - долгожитель!" Через 4 дня она угасла...

СлСлавянская традиция легкой смертиОтношение древних славян к смерти современному человеку может показаться парадоксальным. Наши предки факт кончины члена своего рода не просто не оплакивали – ритуально прославляли. Умирающий готовился заранее, одевался в чистое и ложился на лавицу ждать последнего вдоха, даже не со смирением – со скукой.
Почему древние русы не боялись умирать? Об этом мы беседуем с Владимиром Баскаковым, танатотерапевтом, изучающим вопросы смерти.
– Владимир, скажите, чем обусловлено такое отношение к смерти у древних славян?
– Нужно начинать с самого слова «смерть». Что оно означает, вслушайтесь: «с мерой», и я думаю, родом оно из древних славянских сказаний о северной горе, которая называлась Мера и обладала волшебным свойством делить все, в том числе, и жизнь человека, на две части. Смерть для славян была не конец, а рубеж: бытие делилась на «до» и «после». А чего рубежа-то бояться? Это, во-первых. Во-вторых: у древних существовало понятие цикличности жизни и смерти. Они, в отличие от нас, принимали эту цикличность как нечто абсолютно естественное, примерно так же, как мы воспринимаем вдох и выдох. Вы боитесь выдыхать? А ведь выдох – это маленькая смерть.
По сути, смерти в сознании древних славян попросту не было – существовал цикл, который присутствовал во всем: умирает лето, за ним осень. После выдоха – всегда вдох, после ночи – рассвет, а затем опять тьма. Все традиции по легкому уходу строились на совершено другом мировосприятии – в каждом ритуале был особый смысл. Это был не ритуал даже, а своего рода тренировка. Для нас смысл ритуалов легкой смерти потерян. Они же имели своей целью лишь одно: облегчить близким переживание потери, а умирающему – сам уход из жизни.
Дмитрий Покровский – собиратель древних традиций, обнаружил, что было у славян эротическое действо-ритуал «умрун», в результате которого человека, представьте только, воскрешали. Вроде, чистой воды оккультизм и мистика? Но отголоски «умруна» сохранились до наших дней в затерянных деревнях. Наши предки тренировались умирать – вводили себя в состояние, аналогичное клинической смерти (позже это стали повторять христианские старцы, отшельники и аскеты), поэтому предположение, что славяне могли перешагивать смертный рубеж и в обратную сторону, имеет веские основания.
– Насколько долго просуществовали традиции легкого умирания?
– Как ни выхолащивали все древние умения, способности людей точно знать, когда они умрут, сохранялись вплоть до конца ХХ века. Причем, в большей степени – у женщин. Что, в принципе, объяснимо: именно женщины всегда являлись хранительницами традиций. У меня много свидетельств людей, бабушки которых знали свой «час икс» – просили приготовить к нему смертное одеяние. «Прогрессивные» внуки крутили пальцем у виска, а старушка ложилась и умирала точно в срок. Или наоборот: пожилые могли отдалить свою смерть (раньше это называлось «липок»). «Прилеплялись» к какому-нибудь важному событию в будущем (например, к замужеству внучки) – и жили до этого момента!
– Как объяснить способность славян знать свой смертный час?
– Наши предки, принимая цикличность бытия, предугадывали свои циклы. Только осознавали они эту модель жизни не как мы с вами – логикой, а путем расширения сознания. Доказательствами такого глубокого понимания цикличности служат аналогии, которые существовали у славян: пеленка для новорожденного – саван покойного, гроб, который называли «домовиной» - также, как… матку. До насаждения традиций христианства хоронили сидя, в позе эмбриона – тоже не просто так. Это была попытка замкнуть жизненный цикл.
– Как люди, находящиеся на примитивном уровне развития цивилизации, могли получить такие знания?
– Они лучше чувствовали. Более тонко. У древних славян была мера измерения времени «сиг» – чуть ли не одна миллионная секунды (1 сек=302 096 358 сигов прим. Ред.). Представляете! С одной стороны, интеллект продлил нам годы жизни, с другой – снизил восприимчивость.
Наши предки умирали легко, потому что это было частью их жизни, а мы так уже не чувствуем. Не считаем. Знаете, как выглядит схема легкой смерти древних русов?
– Нет, а как?
- Это прямоугольник. По горизонтали – продолжительность жизни. По вертикали – уровень здоровья. Выживали в ту пору лишь самые крепкие – и всю жизнь здоровыми оставались и умирали в добром здравии. Когда я говорю это врачам, они недоумевают: как это – умирали здоровыми?
Одна диагональ в прямоугольнике – это усилия, которые необходимо прилагать, чтобы поддерживать хорошее самочувствие. Предки вкладывались в собственное здоровье тем больше, чем ближе оказывались к кончине. Есть и противоположная диагональ – интерес к жизни: как видим, он постепенно снижается и в итоге исчезает совсем (хотя человек, которого уже практически ничто не держит на земле, продолжает заботиться о здоровье!). Именно поэтому люди и психологически легко воспринимали свой уход, и от физических недугов не мучились.
Мы не так живем. Даже если современный человек рождается с крепким здоровьем, с годами оно становится все хуже. И примерно на середине линии, которая соответствует продолжительности жизни, подключается медицина. Врачи нас чуть-чуть вытягивают, но этого обычно недостаточно, чтобы вернуться к норме. Поэтому наша линия жизни изображена как кривая. И на схеме мы видим, что живем меньше. И меньше правильных усилий прилагаем к тому, чтобы продлить свой век. Какая уж тут легкая смерть? Мы цепляемся за жизнь, боимся умирать – но беда в том, что не знаем, как продлить свой век.
– Реально ли возродить традиция легкого умирания?
- Я как танатотерапевт стремлюсь к этому. Разрабатывал разные концепции, например, в рамках проекта, заказанного мне ныне покойной академией наук СССР «Психосоматические соотношения и здоровье человека». Я никогда не буду врачом и министром здравоохранения, но я твердо уверен, что медицина должна включаться намного раньше – еще до того, как здоровье начнет давать сбои. Не как сейчас – когда лечат явные симптомы. В советское время эту идею по-своему внедряли – взять хотя бы обязательные диспансеризации.
Танатотерапия – это попытка восстановить идеальную схему. Поменять мировоззрение, развить чувствительность и добавить вариативности. Приблизится к тому состоянию конечности и расслабления, которое нас всех ждет….

Овянская традиция легкой 

Комментариев нет:

Отправить комментарий