13 июля 2016 г.

Кофырин глубоко раскопал...

Преступная фармацевтика

 1585  88  43
Недавно во все почтовые ящики нашего дома положили газету «Вестник здоровья». В ней на четырёх страницах рассказывается о чудо-лекарствах, благодаря которым удалось полностью вернуть зрение, восстановить больные суставы, сделать острым слух. Приводятся многочисленные мнения людей, будто бы исцелившихся благодаря этим чудо-лекарствам. Газета в основном нацелена на людей пожилого возраста. Им даже предлагается бесплатная курьерская доставка чудо-лекарств.
По радио, телевидению и в Интернете постоянно идёт реклама лекарств «от всех болезней». Многие больные люди верят рекламе, надеясь на быстрое излечение. Тогда как на деле их обманывают ловкие бессовестные мошенники, наживающиеся на чужой беде.
Что же делать с теми, кто вместо дорогого лекарства предлагает по сути «плацебо» с громким именем, разрекламированным по радио и телевидению? 
3 июня 2016 года меня пригласили в Санкт-Петербургский международный криминологический клуб участвовать в беседе на тему «Преступность здравоохраны в условиях идеологии корысти». С докладом выступил гость из Германии доктор права, профессор Арндт Синн – директор Центра исследований европейского и международного уголовного права (Оснабрюк, ФРГ). Его выступление называлось «Фармацевтическая преступность в связи с онлайн-торговлей». 


По мнению профессора из Германии, преступный оборот лекарственных препаратов сравним с оборотом оружия и наркотиков. Преступники работают на высоком профессиональном уровне, гибко и оперативно реагируют на изменение спроса и предложения, придумывают новые способы получения преступной сверхприбыли. Полиция же, как правило, слепа и всего не видит. 

Подделать сегодня можно практически любое лекарство. Почти все поддельные препараты не содержат лекарственного активного вещества. Поступают препараты из Китая, а также из Индии. Индия не подписала закон об охране патентного права, поэтому там с полной безответственностью занимаются подделкой известных брендов. В последнее время в этот «бизнес» вовлечена и, как ни странно, Чехия. 

На подделках препаратов можно зарабатывать больше, чем на торговле наркотиками. По сути лекарства сегодня являются новой формой «кокаина» (то есть наркотика). Самый известный и популярный препарат – виагра. 

Виагра не считается наркотиком, и потому находится в свободной продаже. Если продажа одного килограмма сырья виагры приносит 90 тысяч евро дохода, то продажа сырья кокаина всего 65 тысяч евро. 
К тому же, потерпевшие от применения поддельной виагры мужчины, как правило, не обращаются в полицию. 

Большинство граждан Германии доверяют врачам и фармацевтам. Поскольку в Германии существует многоступенчатая проверка продаваемых лекарственных средств. 
С развитием Интернета стала популярна онлайн-торговля. 35% населения Германии хотя бы раз покупали лекарство в интернет-аптеках. Однако то, что продаётся в аптеках, расположенных за границей, часто не поддаётся контролю. В интернет-аптеках гораздо свободнее продают поддельные лекарственные препараты, и сами такие аптеки, как правило, нелегальные. 

При активном развитии Интернета, всё больше людей пользуются услугами онлайн-торговли. Это удобно, поскольку товар продаётся с большими скидками и может быть доставлен клиенту на дом. Однако честно покупать в интернет-аптеках практически невозможно. 

Нелегальный оборот лекарственных средств ставит две конкретные задачи: первая – защита населения, вторая – борьба с преступностью. 
Правила онлайн-торговли должны быть понятны населению. Гражданин должен иметь возможность проверить наличие разрешения и качество продаваемого ему товара. 
Если гражданин закон не понимает, то закон не будет действовать. 

Полиция очевидно проигрывает борьбу с преступностью, поскольку лишь реагирует на уже совершённое преступление. А должна заниматься предотвращением появления новых видов преступного поведения. Когда запрещается один вид синтетических наркотиков, у преступников уже готовы несколько новых, ещё не запрещённых «синтетиков». 

Недавно по ТВ показали, как в Англии потребители выиграли судебный процесс против известной фармацевтической фирмы, которая рекламировала и продавала «новое» дорогое лекарство по сути аналог другого более дешёвого. Состав дорогого лекарственного препарата был одинаков и в новом дорогом лекарстве, и в старом более дешёвом. Но фармацевты это скрывали, наживаясь и получая сверхприбыль. 

Однажды по телевидению один эксперт рассказывал о том, что широко рекламируемый и продаваемый в аптеках обезболивающий препарат вызывает привыкание (зависимость). И эксперт благодарил телепередачу за возможность честно рассказать об этом. Однако данный препарат до сих пор продаётся без рецепта. 

Фармацевтические компании получают огромную прибыль от торговли лекарственными препаратами, что привлекает и преступников. При этом жажда наживы не останавливает ни честных врачей и фармацевтов, ни преступников. Корысть лишила людей остатков совести и напрямую подталкивает к преступлению.

Определённо можно сказать, что нравственность кончается там, где начинается подделка лекарственных средств! 

В Подмосковье сотрудниками подразделений Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) ГУВД Московской области выявлена преступная группа, занимавшаяся выпуском контрафактных медикаментов на территории подмосковного Солнечногорска и других городов Российской Федерации. 
Члены преступной группы занимались выпуском поддельных медикаментов в течение последних двух лет. При этом они использовали товарные знаки крупных российских и зарубежных производителей лекарств. В целях сбыта фальсифицированной продукции и уклонения от уплаты налогов был организован ряд подставных компаний, имеющих регистрации в различных регионах России. 
В ходе проведения спецмероприятий в Подмосковье, на территории фармацевтической компании были задержаны восемь грузовых автомашин с грузом медикаментов на сумму около 1 млн. руб. 
Теневой оборот от торговли контрафактными медикаментами составил около $100 млн. в год. 

Гость из Германии профессор Арндт Синн утверждал, что фармацевтические компании не связаны с организованной преступностью, поскольку существует различие интересов сторон. 

Однако Josef Mercola в своей статье утверждает, что фармацевтический лекарственный картель – это организованная преступная группировка. Около 20% корпоративных преступлений совершается компаниями, производящими продукцию, влияющую на ваше здоровье. 
Не менее 19 фармацевтических компаний фигурируют в перечне 100 компаний, совершивших корпоративные преступления в 1990-х, составленном AllBusiness.com. 
К преступлениям, совершённым наиболее известными фармацевтическими компаниями, относятся подделанные исследования, утаивание серьёзных проблем с их лекарствами, ложная информация, подкуп, взятки, обманы, угрозы и тактика запугивания. 

Результаты недавно опубликованного исследования свидетельствуют о том, что большинство рекламных роликов о лекарственных препаратах либо вводят в заблуждение, либо откровенно лживы. 
Имеется, буквально, гора доказательств того, что фармакологические компании, в лучшем случае, не заслуживают доверия, а в худшем – заслуживают уголовного преследования. 

Даже такой солидный журнал, как Forbes в недавно опубликованной статье под провокационным заголовком "Склонна ли Big Pharma к мошенничеству?" задаётся вопросом «можно ли вообще доверять фармацевтическому бизнесу?» 

В статье "Подобна ли Фармацевтическая промышленность Мафии” ("Is the Pharmaceutical Industry Like the Mafia?") Richard Smith пишет: "В США законодательство определяет организованную преступность как акт неоднократного вовлечения в определённые виды преступной деятельности – мошенничество, вымогательство, наркоторговлю в федеральных масштабах, взяточничество, хищения, воспрепятствование осуществлению правосудия, обструкцию правоохранительных органов, фальсификацию свидетелей, политическую коррупцию". 

Richard Smith отмечает, что по вине фармацевтической промышленности погибает больше людей, чем от рук бандитов, а от прописываемых лекарств умирает больше людей, чем от наркотиков. 

Ежегодно в США происходит 450 000 неблагоприятных событий, связанных с лекарствами, которые можно было бы предотвратить. От одного только обезболивающего препарата, выпущенного фармацевтической компанией, в течение нескольких лет умерли более 60 000 человек, и только после этого он был изъят с рынка. 

Часто, из-за серьёзного искажения данных, полученных при испытаниях лекарственных препаратов, их преимущества непомерно увеличиваются, – это "преступление", которое с уверенностью можно связать с действиями фармацевтических компаний". 

Известным примером служит фильм «Беглец» с Х.Фордом. По сюжету друг главного героя ради карьеры фальсифицирует результаты исследований с новым препаратом и даёт положительное заключение к применению и производству лекарства. За это он получает от фармацевтической компании большие премиальные и карьерный рост. Хотя больные люди гибнут от этого «лекарства». Ну а честного врача (Х.Форд), который не хочет заниматься обманом больных, пытаются скомпрометировать и убить. 

Бывшему вице-президенту компании Pfizer (одна из крупнейших международных фармакологических корпораций в мире со штаб-квартирой в Нью-Йорке) принадлежат слова: «Пугающе много общего между этой индустрией и бандитской шайкой. Банда добывает непристойные суммы денег, это же делает фармацевтическая промышленность; побочными эффектами организованной преступности являются убийства и смерть, те же побочные эффекты характерны для этой отрасли; организованная преступность широко использует раздачу взяток, в том числе, политикам, то же делает фармацевтическая промышленность…». 

Число научных исследовании, признанных ошибочными, возросло с 2001 года более чем в 15 раз. Почти в 75% случаях исследования лекарственных препаратов были признаны ошибочными из-за "научной недобросовестности", а именно, фальсификации данных, сомнительной достоверности данных, неэтичного поведения авторов, плагиата. 

Совершенно очевидно, что если эти рекомендации учёных и тестов вытекают из фальшивых предпосылок, огромному числу пациентов может быть причинён вред. 
Реклама 60% прописываемых лекарств и 80% лекарств, продаваемых без рецепта, либо вводит в заблуждение, либо является откровенно ложной. "Более половины проанализированных реклам оказались полуправдивыми. Были также и случаи вопиющей лжи". 

"Фармацевтическая промышленность постоянно заставляет науку преувеличивать преимущества и ограничивать информацию о вреде производимых ею лекарственных средств… промышленность купила врачей, ученых, журналистов, журналы, профессиональные организации, факультеты университетов, регулирующие органы и политиков. Это методы воровской шайки", - пишет в своей статье Richard Smith. 

Одной фармацевтической компании был предъявлен штраф в размере 3-х миллиардов долларов за продажу негодных препаратов. 
Только в Вашингтоне на фармацевтический картель работает 1000 лоббистов, по два лоббиста на каждого члена Конгресса. Примерно такие же цифры в Германии. 

Медицина находится под контролем могущественных корпораций. Они же препятствуют развитию новых методов лечения. Если фармацевтическая компания может запатентовать лечение и сделать на нём деньги, то мы получим новый метод лечения, в противном случае мы даже о нём не услышим. Поэтому предлагаются миллиарды долларов на подавление тех методов лечения, которые невозможно запатентовать. 

Когда фармацевтическим компаниям была предоставлена информация о новых методах лечения сердечно-сосудистых заболеваний, они сделали всё, чтобы препятствовать распространению этого метода. А если бы информация не саботировалась, более 60 миллионов человек были бы спасены от смерти в результате инфарктов и сердечных ударов. 

Теперь каждый может всенародно назвать фармацевтические корпорации теми, кто они есть на самом деле: преступниками, которые не гнушаются делать прибыль за счёт здоровья и жизни миллионов людей.

Допинговый скандал ещё раз показал, что и спортсмены стали заложниками фармацевтических компаний, выпускающих различные биологически активные добавки, жертвами недобросовестной политики. 

Существует мнение, что фармацевтические компании, возможно, находятся в сговоре с «тайным мировым правительством» и целенаправленно прилагают меры по уменьшению численности населения Земли. 

Правительство США 30 раз уличали в экспериментах с токсическими веществами над собственными гражданами. Генетически модифицированная кукуруза содержала ген, разрушающий сперматозоид мужчины, что приводило к бесплодию. Стерилизация девушек и женщин происходит в процессе прививок в качестве добавок к вакцинам. Девушкам делали прививки якобы от возможного рака матки, а в действительности делали их бесплодными. Всё это называется борьбой с проблемой перенаселения. 

Система здравоохранения устроена так, что медицинское образование спонсируется фармацевтическими компаниями. Поэтому есть мотив производить и продавать как можно больше лекарств. Это очень эффективный и быстрый способ заработать деньги для самого врача, когда он выписывает то лекарство, которое знает из курса обучения и которое навязывает больному. 

Повышение цен на лекарства больно ударяет по малоимущему населению, вынужденному покупать дешёвые, но не эффективные препараты. Лечащий врач, как правило, выписывает дорогое импортное лекарство, хотя есть гораздо более дешёвые отечественные аналоги. 

Ни для кого уже не секрет, что фармацевтические компании приплачивают лечащим врачам, которые выписывают лекарства, производимые данной компанией. То есть, налицо преступный сговор. Однако уличить в сговоре трудно, поскольку доказать причинённый ущерб практически невозможно. 

Моя мать рассказывала, как врач ей выписал дорогостоящее импортное лекарство, но не предупредил о возможных побочных последствиях его применения. Когда последствия возникли, врач предложил другое дорогостоящее импортное лекарство, теперь уже для лечения возникших побочных последствий от применения первого лекарства. Когда же мать перестала принимать прописанные ей дорогостоящие импортные лекарства, симптомы болезни и её последствия исчезли сами собой. 



Многие люди не обращаются к докторам. Как ни странно, эти люди меньше болеют по сравнению с ипохондриками, готовыми тратить большие деньги на рекламируемые «чудо-лекарства». 

Одна моя одноклассница всю жизнь работает врачом, сейчас она «семейный доктор». Она рассказала мне, что не может быть качественного лекарства за 50 рублей, а так называемые «дженерики» по большей части состоят из мела (фактически «плацебо»). Человек вылечивается настолько, насколько верит в силу лекарств и собственное выздоровление. 

Моя восьмидесятилетняя мать часто жалуется на то, что ей звонят по телефону, иногда даже в дверь квартиры, и предлагают чудодейственные лекарства. Врач, к которому старушка-мать обращается, выписывает ей почему-то самые дорогие импортные препараты, хотя есть аналогичные дешёвые отечественные. 

Навязывание дорогостоящих препаратов взамен дешёвых отечественных аналогов, продажу «плацебо» можно квалифицировать как мошенничество и обман покупателя. Однако доказать это трудно, нужна экспертиза. А врачи, как известно, стоят горой друг за друга. 

Предложение платных врачебных и лечебно-профилактических услуг (массаж и т.п.) в условиях «бесплатной» медицины это отдельная тема. Пока в Уголовном Кодексе нет такого состава преступления. Но такой состав должен быть! Это обязанность юристов, заседающих в Государственной Думе. 

Сейчас много говорится об импортозамещении. Однако отечественная фарминдустрия не производит некоторые компоненты лекарственных средств. Поэтому цена на лекарства не может быть в условиях инфляции постоянной. 
На прямой линии с Президентом России один бизнесмен жаловался В.В.Путину на то, что очень трудно не увеличивать цены в условиях роста курса доллара. Поскольку основные лекарственные компоненты приходится закупать за границей. 
Недавно премьер-министр Дмитрий Медведев выступал в Крыму перед активом партии «Единая Россия» с докладом о состоянии здравоохранения. Надо признать: при огромных финансовых вложениях в эту сферу, многое остаётся по-прежнему. 

Все, наверное, заметили, что появилось огромное количество аптек. Где раньше была булочная, теперь аптека, а то и две. Появились и онлайн-аптеки в Интернете. А всё потому, что это очень выгодный бизнес. Фармацевтический бизнес один из самых мощных. 
По мнению министра здравоохранения России Вероники Игоревны Скворцовой в России сейчас оборот фармацевтического бизнеса более 1 триллиона рублей в год. 

В России зарегистрировано 824 тысячи больных СПИДом. Из них в 2015 году умерло 12,5 тысяч. Смертность имеет тенденцию к росту. При этом выявляемость в России одна из лучших в мире. Ежегодно бесплатно тестируется более 30 млн. человек. Но назначают лечение только тем, кто первоочерёдно в нём нуждается. Сейчас это 37% от тех, кто постоянно наблюдается и хочет лечится. Для того, чтобы эпидемия пошла в обратном направлении, нужно увеличивать охват. К 2020 году должны довести эту цифру до 90%. 
Стоимость годового курса лечения ВИЧ-положительных пациентов в ближайшее время должна быть снижена в два раза.

По мнению министра здравоохранения В.И.Скворцовой за последние три месяца число туристов, которые приезжают в Россию для лечения выросло на 13%. К нам едут лечиться, потому что у нас высокое качество и при этом существенно низкие цены, чем аналогичные в Германии или в Израиле. 

Как у всякого человека, у меня изредка болит голова (от переутомления, недосыпа или просто от плохой погоды). В таких редких случаях мне всегда помогает анальгин. Говорят, его скоро перестанут открыто продавать в аптеках без рецепта и даже производить. 

Глава Роспотребнадзора Анна Попова считает, что все лекарства должны продаваться только по рецепту. Пациент должен принимать лекарства, назначенные ему квалифицированными специалистами — врачами, а не по собственному желанию или совету сотрудника аптеки, подчеркнула она. Анна Попова не поддерживает идею о продаже лекарств через Интернет. «Есть доставка из аптеки, где есть специалисты», — пояснила она. 

Что же мне, каждый раз обращаться к врачам, когда, скажем, поздно вечером голова заболит? 
Обратился я как-то к врачам по поводу боли в желудке. Так никто из них даже не поинтересовался, принимаю ли я какие-нибудь лекарства (а причина была в этом – я принимал витамины). Провели массу обследований (по моему требованию бесплатных), выписали дорогие лекарства, предлагали лечь в больницу (я отказался). Так и не выяснили врачи, в чём была причина болей. А я перестал принимать витамины и выписанные лекарства – и боли прошли. 

Наш организм – саморегулирующаяся функциональная система. Всякая болезнь по сути дисфункция, следствие нарушения нормального образа жизни. И потому, прежде чем отравлять организм химическими лекарствами, следует восстановить нормальный образ жизни, и здоровье вернётся. 

«Если я заболею, то к врачам обращаться не стану», – пели когда-то. «Фармацевтическая мафия» только и знает, как деньги у людей выманивать! Чтобы бедные умирали поскорее. Людей просто травят лекарствами. Поэтому некоторые докторов боятся как огня; прямо так и говорят – «врачи-убийцы!» 
Недавно по ТВ показали как в Украине «врач-убийца» умышленно вводил раненым пациентам такую смесь обезболивающих лекарств, которая вызывала смерть. 

В третье воскресенье июня отмечается день медицинского работника. Разумеется, есть врачи, которым мы благодарны за наше здоровье и спасённую жизнь. «Низко вам поклониться хочу, Люди в белых халатах». Однако количество таких докторов значительно меньше, чем всем нам бы хотелось. Они тоже жертвы преступной фармакологии и фармацевтики. 



Недавно я провёл три дня в больнице – обычной, для простых смертных людей. Когда меня доставили в ближайший стационар, в приёмном покое с тошнотой и головокружением я пролежал целый час. Там один мужчина рассказывал, как предлагал врачу «скорой» деньги, чтобы тот отвёз его в больницу получше, но «тот, дурак, отказался, и швырнул мне деньги в лицо». 



Поскольку по сводке мест в больнице не было, меня положили в 1-ю палату – для «временных». Как объяснил сосед по койке: «1-я палата самая отстойная, приёмник-распределитель. В пятницу нам привезли двух бомжей, которые ночью устроили драку. Били ногами. Пришлось даже вызывать полицию, чтобы их увезли». 
Со слезами на глазах сосед сказал, что при советской власти такого безобразия не было. «Мне попали табуреткой по голове, повредили ключицу. А ведь мне уже 86 лет…» 



У меня были деньги, чтобы устроиться в отдельную палату. Но я решил, что долго в этой больнице не задержусь. Матрац на моей кровати был такой, что было ощущение, будто сплю на камнях. Первую ночь я не спал из-за храпа соседей по палате. Казалось, нахожусь в клетке с дикими животными, где одновременно рычат тигр, лев и медведь. Из коридора доносился шум драки. Какая-то женщина всю ночь стучала и кричала, требуя выпустить её. 



– Что, эта не подохла ещё? – услышал я разговор двух медсестёр. 
– Помогите! Спасите!! – кричала старушка.
– Вы чего, бабушка, орёте? Вас убивают, что ли? – спросила медсестра. – Вот будем убивать, тогда орите. 

После бессонной ночи я пожаловался заведующей отделением на шум и драку. Заведующая ответила, что это «экстренный стационар», и они вынуждены принимать и оказывать помощь всем, кого привезёт «скорая помощь»: и бомжам, и хулиганам, и пьяницам, и наркоманам. 



Когда нам в палату на подставке принесли капельницу с двумя разными ампулами, то предназначенное мне лекарство поставили напротив соседа, а предназначенное соседу – напротив меня. Я следил, чтобы не перепутали лекарство. Пришлось даже подсказать медсестре, кто есть кто. А если бы не подсказал? 



В четыре часа ночи дверь в палату стала медленно открываться (совсем как в фильмах ужасов), и на пороге появился голый старик в памперсах. Старик постоял, посмотрел и медленно ушёл. 



Через некоторое время я услышал стон и вышел в коридор. Оглядевшись, увидел того голого старика в порванных памперсах. Он пытался с пола взобраться на металлический каркас кровати. 



Покачиваясь от головокружения, я подошёл и спросил, чем могу помочь. Старик прерывисто дышал и только качал головой. Я решил принести ему одеяло и подушку. Когда вернулся, старик уже сделал лужу и медленно брёл по коридору, держась за стену. 

Утром, пошатываясь от головокружения, я проходил по коридору и услышал в одной из палат разговор. 
– Всё деньги, деньги, – причитала какая-то старушка. – Медсестра так и сказала «позолоти ручку». Прямо не знаешь, куда и жаловаться. 
– Если заплатишь, поместят в отдельную плату, а нет денег, можешь оказаться лежать в коридоре. 
– А что делать с теми, кто не может платить? Для них вообще отменят бесплатную медицинскую помощь? 



Соседу по палате родственники принесли газету «Аргументы и факты» № 47 за 2015 год. Всей палатой мы обсуждали статью «Урежут или услышат?». Главврачи крупных больниц Екатеринбурга рассказали «АиФ», что уже с августа-сентября 2015 г. финансирование медучреждений сократилось. Если раньше финансировали лечение в больнице, скажем, 10 тыс. человек, то в этом году денег хватит лишь на 8700. Шприцы подорожали в 3 раза, медикаменты и продукты питания - в 1,5. Больше всего подорожали самые дешёвые медикаменты. В целом финансирование одного дня госпитализации снизилось более чем на 800 руб. Если деньги у больницы закончились, то человека днём получили, а вечером он должен уйти домой. 



Бесплатным, как известно, бывает только сыр в мышеловке. И уж если попал в ловушку «бесплатной медицины», то либо плати, либо умирай. 
До 40% платежей в системе здравоохранения оседает в карманах врачей. Пациенты вынуждены оплачивать услуги, которые им должны предоставляться бесплатно. 
Конечно, можно добиться бесплатной помощи, отстояв большую очередь. Но некоторые в очереди не доживают. 
Ежегодно пациенты передают врачам «из рук в руки» миллиарды рублей. Всё это может быть расценено как дача взятки, и за это могут посадить по статье 291 УК РФ. 

При социализме я перенёс две операции, и обе бесплатные. Сейчас бы я не смог за это заплатить. В СССР медицина не очень-то стремилась лечить, чаще просто выписывали больничный. При капитализме медицина стремится тебя «ЗАЛЕЧИТЬ», желая выманить у больного как можно больше денег. 
Вот и не знаю, что лучше: не заинтересованная медицина при социализме, или заинтересованная медицина при капитализме? 



Как-то я пришёл к зубному врачу в стоматологическую поликлинику. Прежде чем вырвать зуб, хирург спросила меня, какой я хочу обезболивающий укол: наш обычный или импортный за плату. Я ответил – «обычный новокаин». В результате зуб мне вырывали с такой сильной болью, какой я никогда не испытывал. Причём вырывали целый час с перерывом, к тому же вырвали рядом ещё один – здоровый. Вытащив мне клык, хирург его потеряла и так и не нашла… 

Почти каждому из нас приходилось сталкиваться с ситуацией, когда врачи предлагают (или навязывают) дорогие платные медицинские услуги. В условиях «бесплатной» медицинской помощи, больные отчаявшиеся люди готовы платить за дорогостоящее избавление от болезни. 



Когда я находился на лечении в больнице, возле меня на койке лежал старик. Мы разговорились. Старик с горечью сказал: 
— Скорей бы уж кончились мои мучения. Соседка третьего дня померла. Вот бы и мне так. Даже завидки берут, что прекратились её мучения. Эх, помереть бы. 
— Зачем же торопиться? Все там будем. 
— Так вот я и стараюсь прожить хотя бы ещё день. Только стоит мне это больших мучений... Надо, надо ещё потерпеть, чтобы пенсию могли получить хотя бы за месяц, а то и похоронить будет не на что. … Когда молодой был, всем был нужен. Всю жизнь работал. И ничего не наработал. Вроде бы не кутил, не сорил денежками, а детям нечего оставить. … Главное — это прожить жизнь честно. Честный-то человек весёлый, не боится людям в глаза смотреть. С ним всегда легко, потому как для него совесть важнее всего. … Эх, отравушки бы, — с отчаянием в голосе сказал старик. — Подрыгал бы ножками, и всё».
(из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ? 

Мой ответ как юриста – усиливать уголовную ответственность фармацевтов и врачей за ненужные лекарства, за лжелечение и навязывание платных услуг, повышать размер компенсаций за причинённый вред здоровью. Это обязанность юристов, заседающих в Государственной Думе! 

А по Вашему мнению, что делать с ПРЕСТУПНОЙ ФАРМАЦЕВТИКОЙ? 
© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий